Античная лоция Черного моря. Часть 3-я

Итак вашему вниманию часть 3-я и последняя, книги М. В. Агбунова «Античная лоция Черного моря«…

Имеющиеся в настоящее время данные дают совершенно ясный ответ. В античное время, когда уровень Черного моря был ниже современного как минимум на 5 метров, Керченский пролив был значительно уже и мельче, чем теперь. Береговая линия в районе Тузлы проходила тогда на несколько сот метров западнее и выклинивалась в мыс, который выдавался далеко в море. На этом мысу и была расположена Корокондама. Со временем в результате повышения уровня моря этот мыс был разрушен и затоплен. Селение оказалось на дне пролива. g этом районе на протяжении нескольких лет проводились подводные исследования под руководством д. ф. Кравченко, А. С. Шамрая, К. К. Шилика, в результате которых найдено много античных якорей, фрагменты амфор и другие находки. Будем надеяться, что дальнейшие работы помогут определить точное местоположение Корокондамы и ознакомиться с ее конкретной историей, которая нам почти неизвестна…

 

Крымские берега в районе гавани Афинеон (около пос. Курортное)

После очередного погружения

Подводные находки

Как указывает в полном перипле Арриан, сразу же за Корокопдамой находится Корокондамское озеро, представляющее собой обширный залив в 630 стадиев, т. е. около 100 км. Аналогичные сведения приводит и Страбон: «Выше Корокондамы лежит довольно большое озеро, которое по ее имени называют Корокондамским; в десяти стадиях от деревни оно соединяется с морем. В озеро впадает один рукав Антикита и образует остров, омываемый этим озером, Меотидой и рекою. Некоторые и эту реку называют Гипанисом, подобно реке, соседней с Борисфеном» (XI, 2, 9). Описываемое древними авторами озеро — не что иное, как современный Таманский залив. Сегодня этот открытый залив никак не назовешь озером. Но в древности в месте слияния с Керченским проливом он был значительно уже и назывался озером. В сущности, это было затопленное устье одного из рукавов Кубани, которую в древности называли Гипанисом или Антикитом. Следы этого рукава и поныне сохранились в виде высохшей долины, которая тянется от Ахтанизовского лимана в Таманский залив южнее станицы Сенной. На правом берегу этого рукава в месте впадения в озеро был основан город Фанагория. Об этом городе речь пойдет ниже, а пока ознакомимся с общим описанием этого района Страбоном: «Вступившему в Корокондамское озеро представляется значительный город Фанагория, а затем Кепы (Сады), Гермонасса и Апатур, святилище Афродиты. Из них Фанагория и Кепы лежат на названном острове по левую руку для вплывающего в озеро, а прочие города — по правую руку, за Гипанисом в Синдике. В Синдике же недалеко от моря лежит и Горгиппия, столица синдов, и Аборака. Все народы, подвластные боспорским правителям, называются боспорцами. Столицей европейских боспорцев служит Пантикапеи, а азиатских — Фанагорий (ибо и так называется этот город); и торговым пунктом для товаров, привозимых из Меотиды и лежащей за ней варварской страны, служат, как кажется, Фанагорий, а для доставляемых туда с моря — Пантикапей. Есть и в Фанагорий известное святилище Афродиты Апатуры (т. е. Обманчивой). Для объяснения происхождения этого прозвания богини приводят миф, будто богиня, когда гиганты там напали на нее, призвала на помощь Геракла и спрятала его в какой-то пещере, а затем, принимая отдельно каждого гиганта, поодиночке передавала их Гераклу, чтобы он умерщвлял их обманом» (XI, 2, 10).

Вернемся, однако, к Арриану. По данным полного пе-рипла, в 440 стадиях (69 км) от Синдика расположен город Гермонасса. Это расстояние приводит нас к современной Тамани. Гермонасса располагалась непосредственно на берегу озера в удобном для гавани месте. В настоящее время большая часть города уничтожена морем. Сохранилась лишь его восточная окраина, узкой полосой протянувшаяся вдоль современного абразионного берега. Территория города, располагавшаяся на этом разрушенном абразией участке, погибла безвозвратно. Но прибрежная часть Гермонассы находилась, надо полагать, на низменной песчаной террасе и не подверглась столь разрушительной силе абразии, как верхние кварталы. Поэтому можно предполагать, что на дне залива сохранились еще не полностью уничтоженные волнами остатки города. Подводные исследования могут дать интересные результаты, важные для определения границ Гермонассы, ее площади, топографии и других конкретных историко-географических вопросов.

Далее полный перипл повествует: «От Гермонассы, если выплыть из залива, до устья озера Меотиды и селения Ахиллова 515 стадиев, 682/з мили. Если же плыть прямым путем от Синдики в Боспор, называемый Киммерийским, в город Боспора Пантикапей, то будет 540 стадиев, 72 мили. Всего, если плыть вдоль берега от святилища Зевса Урия до устья озера Меотиды или Ахиллова селения, 12487 стадиев, 1653’/з мили (читай 1665). От Ахиллова селения, которое лежит на конечном пункте Азии и при проливе у устья озера Меотиды или Танаиса (автор здесь ошибочно отождествляет Меотиду и Танаис — М, А.), до селения, лежащего напротив на конечном пункте Европы, называемого Портмием и лежащего также при проливе у устья озера Меотиды, ширин устья 20 стадиев, 22/з мили» (§ 66—69). Указанные 515 стадиев (81 км) приводят нас к наиболее узкому месту Керченского пролива, которое в древности считали устьем Меотиды. Ширина его равнялась 20 стадиям, т. е. чуть больше 3 км. Это место было наиболее удобным для переправы через пролив. Именно здесь и переправлялись через Боспор Киммерийский. Об этом наглядно свидетельствует и само название располагавшегося здесь селения Портмий (Порфмий), что означает «переправа». И в настоящее время здесь работает паромная переправа «Крым—Кавказ».

А на азиатском берегу Боспора у современной косы Чушка находилось Ахиллово селение, в котором, как сообщает Страбон (XI, 2, 6), было святилище Ахилла. Культ Ахилла, владыки Понта, был, как известно, широко распространен на всем побережье моря, особенно в его северо-западной части, как мы увидим дальше. В наиболее важных для плавания местах моряки сооружали святилища Ахилла, где совершали жертвоприношения и оставляли богатые дары своему покровителю. А район современной косы Чушка подходил для этого как нельзя лучше. Ведь здесь, как гласит предание, в Мирмекии, родился Ахилл. Место это находится на оживленном морском пути и по своему географическому местоположению и топографии очень удобно для святилища.

Интересно отметить, что еще в прошлом веке у оконечности указанной косы под водой были обнаружены шесть мраморных колонн. Керченские исследователи пытались даже поднять одну из колонн. Но эта попытка не увенчалась успехом. По всей вероятности, здесь находился храм, который затем в результате повышения уровня моря оказался под водой. В 1957 г. экспедиция под руководством В. Д. Блаватского пыталась найти это место, но безуспешно. Вода в проливе мутная, а точного плана нет. Этот античный храм еще ждет своего исследователя.

Столица азиатского Боспора Фанагория, а также соседний с ней город Кепы указаны Аррианом в полном перипле по данным Псевдо-Скилака: «Затем следуют Фанагоров город и город Кепы (Сады)» (§ 73) и Псевдо-Скимна: «Потом Гермонасса и Фанагория, которую, по преданию, некогда заселили теосцы» (§ 74). Это обстоятельство свидетельствует, по всей вероятности о том, что Арриан не имел сведений о точном местоположении этих городов. Но он знал Фанагорию, как, впрочем, и Гермонассу. Об этом свидетельствует цитируемый Евстафием следующий отрывок: «Арриан же говорит так: „Фенагория, которую основал Фенагор Теосский, бежавший от насилия персов. Затем Гермонасса, названная по имени Гермонассы, жены некоего митиленца Семандра; он отвел в колонию некоторых эолян, но умер при основании города, и после его смерти жена его овладела правлением в городе и дала ему свое имя»» (§ 549).

Фанагория и Кепы лежали в глубине Корокондамского озера, в стороне от основных морских путей. Но это отнюдь не значит, что они находились в каком-то отдаленном, маловажном районе. Совсем наоборот. Фанагория была расположена, как уже говорилось, в устье одного из рукавов Кубани и блокировала выход в море для судов, шедших коротким путем из Меотиды, минуя Пантикапей, а также спускавшихся по течению реки. Ведь недаром Страбон называет Фанагорию «торговым пунктом для товаров, привозимых из Меотиды и лежащей за ней варварской страны». Такое исключительно важное географическое положение и было одной из основных причин становления и процветания столицы азиатского Боспора.

В своем дальнейшем описании Арриан в полном перипле позаимствовал общие географические сведения о районе Меотиды и Скифии вообще у Псевдо-Скимна. Затем снова следуют сухие, лаконичные строки перипла: «Устье озера называется Боспором. От местечка Портмия или устья Меотийского озера до городка по имени Мирмекиона 60 стадиев, 8 миль. От Мирмекиона до Пантикапея, важного боспорского города, 25 стадиев, З’/з мили; он имеет обширную гавань и верфи. По прямому пути от Боспора до устья Меотийского озера или Танаиса 60 стадиев, 8 миль. (Это предложение, бесспорно, взято из другого источника. Его сокращение опять-таки привело к серьезным несоответствиям. Боспором здесь именуется уже не устье Меотиды, как это было несколькими строками выше, а Пантикапей. Меотида ошибочно отождествляется с Танаисом.— М. А.) А от города Пантикапея до города Тиристаки 60 стадиев, 8 миль; от города Тиристаки до города Нимфея 25 стадиев, 34/з мили; от Нимфея до деревушки Акры 65 стадиев, 8,6 мили; от Акры до города Кит, раньше называвшегося Кидеаками, 30 стадиев, 4 мили. От Кит до города Киммерика 60 стадиев, 8 миль; там есть стоянка для кораблей, защищенная от западных ветров. Напротив него в море, в недалеком расстоянии от материка, два скалистых не очень больших острова. Всего от устья Меотийского озера до Киммерика 300 стадиев, 40 миль, от города Пантикапея до Киммерика 240 стадиев, 32 мили» (§ 76).

Как мы видим, этот небольшой отрывок крайне насыщен важной информацией. Проследим вслед за мореплавателем этот интересный маршрут и ознакомимся с указанными городами и поселениями. Итак, в 9 км от устья Меотиды назван Мирмекий. Этот городок был расположен на северном берегу Керченской бухты на скалистом мысу, выдававшемся довольно далеко в пролив. Название города толкуется исследователями по-разному. Одни ученые считают, что оно происходит от древнегреческого слова муравей, другие — от слова риф, третьи связывают его с именем основателя города. Мне представляется, что таким названием Мирмекий обязан своему географическому положению, т. е. скалистому мысу, который, надо полагать, оканчивался рифом. Город занимал исключительно важное географическое, можно сказать,— стратегическое положение. Ведь Боспор Киммерийский в период фанагорийской регрессии был, как уже говорилось, значительно уже и мельче. И на некоторых его участках плавание было нелегким. Фарватер проходил большей частью вдоль правого берега пролива и в районе Пакти-капея расширялся за счет глубокой обширной бухты. Это затрудняло полный контроль за проходящими мико судами. Поэтому у северной оконечности бухты на скалистом мысу, к которому прижимался фарватер, возник город Мирмекий. Теперь Пантикапей мог полностью контролировать плавание в проливе. Ведь не зря Страбон называл его торговым пунктом для товаров, доставляемых в Меотиду с моря.

Столица Боспорского царства Пантикапей был одним из крупнейших античных городов Причерноморья. Он занимал обширную территорию на месте центральной части современной Керчи: низменную приморскую террасу, склоны и гору Митридат. На вершине горы находился акрополь — укрепленный центр города. Здесь была резиденция боспорских царей, объединивших под своей властью обширные земли по обеим сторонам пролива, Страбон, например, приводит следующие сведения о нем: «Пантикапей представляет собой холм, со всех сторон заселенный, окружностью в двадцать стадиев; с восточной стороны от него находится гавань и доки приблизительно для тридцати кораблей, есть также акрополь; основан он милетянами» (VII, 4, 4). В полном перипле также сообщается, что город имел обширную гавань и верфи.

Пантикапей, как известно, вел обширную торговлю со многими античными центрами и местными племенами, был одним из основных поставщиков хлеба в Афины. И он, разумеется, имел прекрасно оборудованную гавань, доки, верфи и достаточно большой военный и торговый флот. Ведь корабли были необходимы не только для торговли, но и для военных действий во время войны и охраны государства и морских путей в мирное время. Так, например, только с помощью сильного флота боспорский царь Евмел сумел решительно пресечь пиратские разбои в Понте, которые в конце IV в. до н. э. приобрели катастрофический размах. Диодор Сицилийский, автор обширного труда в 40 книгах под названием «Библиотека», так описывает эти славные деяния Евмела: «Для защиты плавающих по Понту он вступил в войну с варварскими народами, обыкновенно занимавшимися пиратством,— гениохами, таврами и ахеянами, и очистил море от пиратов, за что и получил самый лучший плод благодеяния — похвалу не только в своем царстве, но почти во всей вселенной, так как торговые люди повсюду разнесли молву о его великодушии. Он присоединил значительную часть соседних варварских земель и доставил своему царству гораздо большую (чем прежде) известность. Он задумал было вообще покорить все племена, окружающие Понт, и скоро привел бы в исполнение свой замысел, если бы скоропостижная смерть не пресекла его жизни» (XX, 25). Боспорскому царству и после Евмела приходилось бороться с морскими разбойниками. И эта мощная морская держава неизменно одерживала серьезные победы. Да и во все времена своего существования Пантикапей славился как один из крупных торговых центров Понта Эвксинского.

Продолжим свой маршрут. Выйдя из пантикапейской гавани наш мореплаватель направился вдоль европейского берега Боспора Киммерийского на юг. В 9 км от столицы справа по борту открылся небольшой город Тиритака, расположенный в устье небольшой речки, в удобном для гавани месте. Ионийские переселенцы обосновались здесь еще в середине VI в. до н. э. Город занимал важное стратегическое положение в системе обороны Боспорского царства. Налицо были и экономические преимущества, связанные с морскими промыслами. Тиритака славилась своими крупными рыбозасолочными комплексами. Соленая рыба шла на импорт и пользовалась известностью в Греции.

В 25 стадиях (4 км) южнее Тиритаки на высоком мысу у современного с. Героевка раскинулся Нимфей, довольно крупный город, упоминаемый многими древними авторами. Страбон, например, описывая побережье от Пантикапея до Феодосии, отмечает, что «эта земля богата хлебом, имеет деревни и город с хорошей гаванью, называемый Нимфей» (VII, 4, 4). Вопрос об этой столь хорошей гавани, которую Страбон отметил специально, долгое время вызывал споры. Ученые спорили о том, где именно находилась указанная гавань. Дело в том, что Нимфей расположен вблизи двух водных бассейнов. С востока и юга его омывают воды Керченского пролива, а с севера обступает гладь Чурубашского озера. В настоящее время это озеро отделено от пролива широкой пересыпью, но в античный период оно было, как считают исследователи, открытым заливом. В ходе дискуссии были высказаны три точки зрения. Одни ученые считали, что нимфейская гавань находилась в Чурубашском озере, другие помещали ее на берегу Керченского пролива, третьи полагали, что город имел две гавани: одну в озере, другую в проливе, и суда в зависимости от ветра могли стоять на том или другом рейде в. Ни одна из этих точек зрения не стала общепринятой, и вопрос о местоположении нимфейской гавани долгое время оставался открытым.

Анализируя имеющиеся мнения, я столкнулся с необходимостью палеогеографической реконструкции этого района для античного времени. Ведь уровень моря тогда был ниже, и береговая линия в деталях выглядела иначе. Возможно, выявление происшедших изменений поможет решить этот спорный вопрос.

Как же выглядел район Нимфея во второй половине I тыс. до н. э.? Ознакомимся ближе с Чурубашским озером. Эта лагуна, как и соседние озера, образовалась в результате повышения уровня моря. Морские воды затопили котлован тектонического происхождения и превратили его в открытый залив, который со временем отгородился пересыпью. Принципиально важно знать, когда именно появился этот залив. Для этого пришлось обратиться к материалам буровых работ. Изучение стратиграфии лиманно-морских осадков показало, что непосредственное дно залива к моменту его образования было на 5,55 м ниже современного уровня моря. А в интересующий нас период уровень Черного моря находился примерно на этой же отметке или еще ниже. Следовательно, в то время Чурубашский залив либо вообще не существовал, либо был таким мелководным, что о гавани здесь не могло быть и речи.

Перейдем теперь к южной части городища, омываемой Керченским проливом. Берег здесь тянется плавной, слегка извилистой линией. Низменная песчаная терраса постепенно переходит в пологий склон мыса. На этой террасе, а также в прибрежной полосе пролива раскопками под руководством Н. Л. Грач выявлены городские сооружения IV—III вв. до н. э. Исследовательница предположила, что нимфейская гавань находится под водой, но вопрос о ее точном местоположении оставила открытым. Эти материалы еще более подчеркнули настоятельную необходимость палеогеографической реконструкции.

Пришлось обратиться к детальному изучению береговой линии, к материалам геологических исследований нимфейской террасы, к проработке крупномасштабных карт по 5-метровой изобате. В результате была получена схематическая реконструкция береговой линии для древнегреческого периода. Ее основные положения сводятся к следующему. Берег Керченского пролива в то время проходил на несколько сот метров восточнее. Напротив современного Чурубашского озера существовал Пра-Чурубашский залив. Он представлял собой затопленную морем юго-восточную часть того же тектонического котлована. Этот залив выклинивался к нимфейской террасе и образовывал здесь удобную для гавани бухту. Именно здесь и располагалась гавань Нимфея, получившая столь широкую известность. С повышением уровня моря гавань постепенно была затоплена. Ушли под воду портовые сооружения, складские помещения и вся прибрежная часть города. А море продвинулось дальше по тектоническому котловану и образовало современное Чурубашское озеро, которое под воздействием волн отделилось от моря пересыпью. В настоящее время нимфейская гавань и прибрежная часть нижнего города находятся на дне Керченского пролива на глубине до нескольких метров под слоем морских осадков. Для их изучения необходимы подводные исследования, которые, бесспорно, принесут интересные результаты.

Говоря о Нимфее, нельзя оставить в стороне такой интереснейший вопрос, как измена Гилона. Этот исторический случай известен нам из письменных источников. Знаменитый аттический оратор Эсхин в одной из своих речей, произнесенной в 330 г. до н. э. против другого знаменитого оратора Демосфена, сообщил следующее: «Был некто Гилон из дема Керамеев. Он предал врагам Ниифей, местечко в Понте, который находился тогда во владении нашего государства, и после доноса бежал из города (будучи приговорен к смерти), не подчинившись приговору; он прибыл в Боспор, получил там в дар от тиранов так называемые Кепы (Сады) и женился на женщине, правда, богатой, клянусь Зевсом, и принесшей в приданое много золота, но родом скифяике» (III, § 171). Схолиаст Эсхина кратко отмечает по этому поводу: «Нимфей храм Нимф — местность города при Поите. Ею владели афиняне, но афинянин Гилон передал тиранам Боспора. Беглец удалился в изгнание и получил от тиранов местечко, которое называлось Кепами (Садами)». Аналогичные сведения содержатся и в некоторых других источниках, из которых для нас представляет интерес отрывок из «Другого жизнеописания Демосфена»: «Афинянин Гилон, возбудив, я думаю, зависть своими доблестями (это чувство весьма обычно в Афинах), был обвинен в том, что предал Нимфей, местечко в Понте. Будучи обесславлен обидою обвинения, а может быть, и испугавшись сикофантов (их шайка сильна в Афинах), он не дождался их суда и удалился раньше обвинения. Прибыв в Скифию, он женился на дочери одного из туземцев, взяв за ней большое приданое» (VIII, 23 Д). Вопрос об измене Гилона тесно переплетен с проблемой вхождения Нимфея в Афинский морской союз. Эта тема является предметом оживленной дискуссии уже много десятков лет. Привлекая весь комплекс нарративных, эпиграфических, нумизматических, археологических в других данных, одни ученые доказывают, что Нимфей входил в Афинский морской союз, затем был предан Гилоном и перешел к Боспорскому царству, другие же опровергают эти утверждения. Недавно Ф. В. Шелов-Коведяев собрал воедино, тщательно проанализировал имеющиеся источники, выводы и аргументацию своих предшественников и пришел к следующему конечному выводу: «В середине 30-х годов независимый от Боспора Нимфей, поддерживавший тесные связи со скифами, во время экспедиции Перикла в Понт вступает в Афинский союз. Где-то между 410 и 405 гг. Гилон, будучи представителем Афин в Нимфее и не имея сил удерживать его в обстановке развала союза, сдал город боспорским тиранам. Сам он бежал под их покровительство и был обласкан Сатиром».

При сопоставлении этого вывода с процитированными выше сведениями древних авторов возникают некоторые вопросы и неясности. Поэтому ознакомимся ближе в письменными источниками. По Эсхину, события происходили так: Гилон предал врагам Нимфей, после доноса бежал из города и прибыл в Боспор, где получил от тиранов Кепы. Аналогичным образом описывает их и автор «Другого жизнеописания Демосфена»: Гилон был обвинен в том, что предал Нимфей, удалился из города и прибыл в Скифию. Отсюда неоспоримо следует, что указанный Нимфей географически находился за пределами Боспора, за пределами Скифии. А схолиаст Эсхина, пытаясь сжато изложить имеющуюся информацию, исказил ее: по его представлению, поскольку Гилона приняли боспорскпе тираны, то город он передал именно им. В действительности же первоисточники не сообщают, кому именно Гилон предал Нимфей.

Итак, фигурируемый в источниках Нимфей находился вне Боспора и вне Скифии. Кроме того, речь идет не о городе: у Эсхина и автора «Другого жизнеописания Демосфена» это — местность, а у схолиаста Эсхина — храм Нимф. Таким образом, становится очевидным, что боспорский город Нимфей не имеет никакого отношения к истории Гилона. О каком же Нимфее тогда идет речь? Местность под таким названием известна на южном берегу Понта. Она упоминается именно Аррианом и расположена, по его данным, в 180 стадиях восточнее Гераклеи. Надо полагать, именно к этому Нимфею был причастен Гилон.

Следовательно, у нас нет никаких оснований связывать боспорский Нимфей с историей афинянина Гилона. Но этот вывод, разумеется, нисколько не влияет на разработку проблемы вхождения указанного города в Афинский морской союз.

Следующая строка полного перипла гласит: «От Нимфея до деревушки Акра 65 стадиев, 8,6 мили» (§ 76). Это расстояние, равное примерно 10 км, приводит нас в район с. Заветное. Где-то здесь находилось селение Акра, что в переводе означает «мыс». Его точное местоположение остается пока неизвестным. Исследователи высказывали на этот счет различные гипотезы, но к единому мнению так и не пришли.

Недавно К. К. Шилик пришел к выводу, что Акра разрушена морем и ее остатки находятся под водой в районе пересыпи небольшого озера у с. Заветное. Происхождение ее названия он объясняет тем, что эта песчаная коса якобы выступала в море в виде мыса. Но этой локализации Акры и объяснению ее названия противоречит как традиция размещения античных городов и поселений, так и толкование слова «акра» в связи с конкретной топографией района. Во-первых, древние греки предпочитали селиться на возвышенных местах, а не в низинах. Во-вторых, слово «акра» применяется, как правило, к высокому, хорошо заметному издалека мысу. Ярким примером может служить болгарский мыс Калиакра, т. е. Прекрасный мыс — высокий, обрывистый, мощный утес, выступающий далеко в море и прекрасно видимый на большом расстоянии. В-третьих, деревня Акра находилась, как сообщают античные авторы, у оконечности Боспора Киммерийского. Здесь кончался пролив и начинался Понт Эвксинский. Весьма примечательное для мореплавателей место! Конечно, Акра была для них важным ориентиром. Все эти соображения со всей очевидностью показывают, что Акра стояла, бесспорно, не на песчаной низменности у самого уреза воды, а на высоком, выдающемся далеко в море и хорошо заметном мысу.

Кроме того, К. К. Шилик при расчетах расстояний допустил методологическую ошибку: провел измерения не по стадиям, а по милям. Как уже говорилось, перерасчет стадиев в мили был сделан византийским географом по иному, чем в античное время, стандарту. В результате этого расстояние по милям не соответствует расстоянию по стадиям. Оно больше действительного. Все это значительно снижает ценность выводов К. К. Шияика и заставляет осторожнее относиться к предложенной им локализации.

Несколько слов о подводных находках исследователя. Здесь обнаружен оказавшийся под водой колодец, откуда извлечены античные амфоры, чернолаковые сосуды и другие отдельные предметы. Говорить об остатках каких-либо строительных сооружений пока преждевременно. Ясно только то, что здесь в низине стоял колодец. Не исключено, что поблизости могли находиться какие-либо постройки. Но помещать здесь целиком всю Акру нет никаких оснований.

Таким образом, имеющиеся данные свидетельствуют о том, что Акра находилась у оконечности Боспора Киммерийского на высоком, выдающемся далеко в море, хорошо заметном мысу, которым ограничивался пролив. Этот мыс был расположен, как показывают измерения расстояний по стадиям Арриана и топография местности, несколько южнее пересыпи указанного озера. Береговая линия за прошедшие тысячелетия здесь существенно изменилась. Морем уничтожена полоса берега до нескольких сот метров. Мыс, на котором стояла Акра, видимо, полностью разрушен. Остатки этого пункта были перемолоты абразией и волнами. Возможно, на дне моря частично сохранилась прибрежная часть селения. Будем надеяться, что подводные исследования несколько к югу от пересыпи принесут определенные результаты.

Хотя Боспор Киммерийский остался позади, познакомимся еще с несколькими лежащими вблизи городами и поселениями, которые входили в состав Боспорского царства. В 30 стадиях (5 км) от Акры перипл указывает город Китей. Этот античный центр находился на высоком обрывистом морском берегу у небольшой бухты. Его локализация бесспорно подтверждается одной знаменательной находкой. В 1918 г. здесь был найден храмовый стол — массивная каменная плита с двумя подставками в виде бюстов кариатид. Надпись на плите гласит о том, что в 234 г. община города Китея соорудила храм «богу гремящему, внемлющему».

Большая часть города разрушена морем. Вся прилегающая к сохранившимся остаткам городища прибрежная часть моря насыщена обломками амфор, мелкими камнями и другими следами уничтоженного культурного слоя. Этот материал безвозвратно утерян для науки. Но при этом здесь все же необходимы подводные исследования. Они могут помочь определить первоначальные границы Китея, его топографию и другие конкретные вопросы. В настоящее время сохранившиеся руины города занимают площадь в 4,5 га. А сколько же гектаров поглотило море? Примерные подсчеты на основании имеющхся данных показывают, что разрушенная морем часть Китея составляет не менее 10 га. Следовательно, его общая площадь была равна примерно 15 га.

Далее в полном перипле сообщается:

«От Кит до города Киммерика 60 стадиев, 8 миль; там есть стоянка для кораблей, защищенная от западных ветров. Напротив него в море, в недалеком расстоянии от материка, два скалистых, не очень больших острова» (§ 76). Этот город был расположен на мысу у левого берега устья современного оз. Элькен, близ известной горы Опук. Озера Элькен в современных очертаниях тогда не существовало. Его устье представляло собой бухту, которая служила, как свидетельствует античный автор, стоянкой для кораблей. Киммерик издавна известен археологам и неоднократно исследовался. Интересно отметить, что в первой половине прошлого века П. Дюбрюкс, проведя небольшие раскопки, обнаружил водоем, дно которого было выложено мозаикой из гальки в виде геометрического орнамента.

А в море напротив Киммерика в нескольких километрах от берета находятся указанные в перипле скалистые островки, так называемые Элькен-Кая, т. е. Скалы-корабли. Издали они похожи на корабли. Отсюда и название. Но в настоящее время здесь не две, а три скалы. Подчеркивая это, современные исследователи иногда стараются увидеть здесь ошибку античного автора. Однако никакой ошибки здесь нет. Дело опять-таки в разрушительной силе морской стихии. За прошедшие тысячелетия море превратило «два скалистых, не очень больших острова» в совсем уже маленькие три скалы. С каждым годом они становятся все меньше и меньше и в скором времени полностью исчезнут в пучине.

В следующем параграфе читаем:

«От Киммерика до деревни Казека, лежащей у моря, 180 стадиев, 24 мили» (§ 77). Это расстояние, равное 28 км, приводит нас к устью небольшого озера вблизи известного мыса Чауда. Казека почти не изучалась исследователями, и ее конкретная история еще неизвестна.

Затем автор перипла указывает Феодосию, один из крупнейших античных городов Причерноморья: «От Казека до Февдосии, опустевшего города, имеющего и гавань, 280 стадиев, 37’/з мили; и это был древний эллинский город, колония милетян; о нем есть упоминания во многих сочинениях. Ныне же Февдосия на аланском, или таврском, наречии называется Ардабда, т. е. Семибожный. В этой Февдосии, говорят, жили некогда и изгнанники из Боспора» (§ 77). Феодосия упомянута в трудах многих античных авторов. Специально отмечают они и прекрасную гавань города. В «Географии» Страбона, например, указан «город Феодосия с плодородной равниной и гаванью, пригодной даже для сотни судов» (VII, 4, 4). Выгодное географическое положение Феодосии, близость оживленных морских путей, прекрасная гавань, плодородные земли в округе — все это обеспечило городу быстрое экономическое развитие и процветание.

Процветающий город обратил на себя взоры правителей Боспорского царства. Включение в его состав Феодосии, экономического и в некоторой степени политического соперника, сулило большие выгоды. И Спартокиды взяли курс на захват Феодосии. Войну начал Сатир I. Однако феодосийцы оказали упорное сопротивление и призвали на помощь Гераклею Понтийскую. Борьба затянулась. Подчинить город удалось уже сыну Сатира I — Левкону I. Видимо, в 80-х годах IV в. до н. э. Феодосия была лишена самостоятельности, права чеканить собственную монету и вошла в состав Боспорского царства.

Феодосия — один из немногих античных городов, сохранивших свое название до настоящего времени. Он находился, как известно, на месте современной Феодосии. В этом плане античному городу не повезло. Он был перекрыт средневековой Каффой, а затем строениями нового и новейшего времени. Поэтому античные слои значительно пострадали, и их изучение в настоящее время затруднено.

С Феодосией связано проведение одних из первых в пашей стране и в мире вообще комплексных палеогеографических и историко-археологических исследований. В конце XIX — начале XX в. среди западноевропейских ученых разгорелась дискуссия, связанная с причинами нахождения под водой затопленных объектов, уровнем Средиземного и Черного морей в древности и т. д. В дискуссию включился и русский ученый Л. П. Колли. В ноябре 1905 г. он с помощью водолазов провел подводные работы в Феодосийском порту, где в 1894 г. при строительстве портовых сооружений был обнаружен древний мол: во время дноуглубительных работ землечерпалки извлекли из воды около 4000 свай. Именно здесь Л. П. Колли обнаружил 15 античных амфор и доказал, что обнаруженный мол относится к античному времени. Кроме того, он подкрепил свои соображения анализами грунта, взятого в месте находок свай. На основании проведенных исследований и наблюдений ученый пришел к важному выводу о местном понижении берега в историческое время. В результате этих работ было определено точное местоположение широко известной в древности феодосийской гавани, одной из прекраснейших гаваней Понта Эвксинского.

Итак, мы вкратце ознакомились с основными городами и поселениями Боспорского царства, лежащими по маршруту античного мореплавателя от златообильной Колхиды к суровой Таврии. В следующей главе мы продолжим свое плавание далее на запад и направимся к берегам знаменитого Херсонесского государства.

 

ХЕРСОНЕС ТАВРИЧЕСКИЙ

После упоминания Феодосии Арриан в кратком перипле сообщает: «Отсюда двести стадиев до покинутого порта скифо-тавров» (§ 30). А в полном перипле приводится и название этого порта: «От Февдосии до пустынной гавани Афинеона, или гавани скифо-тавров 200 стадиев, 262/з мили; здесь спокойная стоянка для кораблей» (§ 78). Указанные 200 стадиев, т. е. примерно 32 км, приводят в район современного пос. Курортное. Здесь и следует искать гавань Афинеон. Ее точное местоположение пока неизвестно. Для поисков гавани необходимы специальные исследования. А пока сведения Арриана остаются для пас единственным источником в этом пункте. Сопоставляя эти отрывки, следует отметить, что они, несомненно, восходят к одному источнику, который значительно сокращен Аррианом.

Как видно из этих сведений, за Феодосией уже начинались владения тавров, населявших в древности Горный Крым, который по имени этих племен назывался тогда Таврией или Тавридой. Горные племена тавров находились на более низком экономическом и культурном уровне развития, слабо контактировали с греками и прослыли у них диким и жестоким народом. Согласно древнегреческим мифам, Артемида похитила у ахейцев Ифи гению и перенесла ее именно в Тавриду, где она стала жрицей в святилище Артемиды и приносила в жертву богине всех попадавших сюда чужестранцев. Этой теме знаменитый древнегреческий трагик Еврипид посвятил свое прославленное произведение «Ифигения в Тавриде». О жестокости и суровых нравах тавров сообщают многие античные авторы. Псевдо-Скимн, например, характеризует их следующим образом: «Тавры — народ многочисленный и любит кочевую жизнь в горах; по своей жестокости они варвары и убийцы и умилостивляют своих богов нечестивыми деяниями» (§ 831—834).

Афинеон названа гаванью скифо-тавров. Судя по па-званию, она находилась где-то в пограничной зоне территории этих племен. Во времена рассматриваемого источника, видимо, из-за каких-то военно-политических событий гавань была покинута и опустела. Когда именно это произошло, сказать трудно. По общеисторическим соображениям и датировке некоторых сообщений Арриана приблизительной датой можно считать конец IV — начало III в. до н. э. Более точный ответ могут дать археологические материалы.

После гавани Афинеон в перипле указана Лампада. Арриан в кратком перипле отмечает: «а отсюда до Лампады в Таврической земле шестьсот стадиев» (§ 30), а в полном — несколько подробнее: «От Афинеоне, или гавани скифо-тавров, до Лампады 600 стадиев, 80 миль; там стоянка для кораблей» (§ 78). Если отсчитать от пос. Курортное приведенные 600 стадиев, т. е. примерно 95 км, то мы попадем в район пос. Малый Маяк. В этом месте и находилась Лампада. Перипл ничего не говорит о том, что это за объект. В переводе с древнегреческого это название означает «факел, светильник». Поэтому надо полагать, что речь идет о маяке. Об этом свидетельствуют и более поздние названия этого пункта — Кучук Лампад, Малый Маяк. Этот античный маяк служил важным ориентиром на таком сложном участке плавания. Здесь была и стоянка для кораблей, где мореплаватели в случае необходимости могли найти пристанище.

Читая следующие строки краткого перипла, мы снова сталкиваемся с тем, что Арриан сокращает свой источник. После упоминания Лампады он сообщает: «От Лампады до порта Символа, также таврического, пятьсот двадцать стадиев» (§ 30). В полном же перипле он указывает: «От Лампады до высокой горы Бараньего лба, мыса Таврической земли, 220 стадиев, 29.3 мили. От Бараньего лба до таврической же гавани Символа, называемой также гаванью Символов, 300 стадиев, 40 миль; здесь спокойная гавань» (§ 78, 81). Здесь от Лампады до гавани Символов также 520 стадиев. Следовательно, оба отрывка восходят к одному источнику. Но во втором случае между этими пунктами указан еще мыс Бараний лоб, который отсутствует в кратком описании. Это значит, что Арриан не счел нужным упоминать малозначительный в свете его задачи (описание пути для Адриана) мыс, сократил имеющийся источник, затем сложил расстояние от Лампады до Бараньего лба и от Бараньего лба до гавани Символов и получил указанные 520 стадиев.

Итак, мыс Бараний лоб. Он находился, как сообщает Арриан в 220 стадиях или 35 км от пос. Малый Маяк. Это расстояние приводит нас к мысу Ай-Тодор. Следовательно, именно он назван в перипле мысом Бараний лоб. Казалось бы, этот вопрос ясен и решен окончательно. Однако все гораздо сложнее.

Мыс Бараний лоб, как следует из описаний древних авторов,— крайняя южная точка Крыма. Какой же это мыс? Этот вопрос долгое время вызывал споры среди современных исследователей’. Одни ученые считали, что это мыс Сарыч, другие — Ай-Тодор, третьи — Аю-Даг. Три претендента на одно название. Между тем этот вопрос важен как в общем историко-географическом плане, так и для решения конкретных задач античной географии Причерноморья. Детальные расчеты и измерения расстояний показали, что мыс Аю-Даг никак не мог быть мысом Бараний лоб. Тогда остается выбирать между двумя пунктами: мысом Сарыч и мысом Ай-Тодор. Какой же из этих мысов античные мореплаватели называли Бараньим лбом? Кто же из исследователей нрав?

Оказалось, что правы и те и другие исследователи. Всестороннее изучение сведений древних авторов показало, что они называли Бараньим лбом два разных мыса: Псевдо-Скилак, Страбон, Плиния — мыс Сарыч, а Арриан, Псевдо-Скимн, Птолемей — мыс Ай-Тодор. Казалось бы, налицо явное противоречие, и следует задать вопрос, чьи сведения достоверны, а чьи ошибочны Но такой вопрос неправомерен. Действительно, под Бараньим лбом в источниках фигурируют два различных мыса: Сарыч и Ай-Тодор. Но этот факт не бросает тень на авторитет античных географов и имеет вполне убедительное объяснение. Дело в том, что оконечность Крымского полуострова не выклинивается в море каким-то одним мысом, а выдается в общем довольно плавной линией. Для тех, кто плывет из Херсонеса в Феодосию, особенно приметен мыс Сарыч. А для плывущих из Феодосии на этом участке величественно вырисовывается мыс Ай-Тодор, тем более что внимание к нему усиливает соседняя гора Ай-Петри.

Таким образом, выясняется, что античные географы называли Бараньим лбом два различных мыса: одни — мыс Сарыч, другие — мыс Ай-Тодор. Первоначально это название относилось, видимо, к Сарычу. А затем некоторые мореплаватели, следуя со стороны Феодосии, принимали за Бараний лоб Ай-Тодор. В результате в разных источниках под одним названием стали фигурировать два различных мыса.

Название мыса Бараний лоб связано опять-таки с мифом о золотом руне. В приписываемом Плутарху сочинении «О названиях рек и гор и об их произведениях», например, читаем следующее объяснение: «Фрикс, лишившись в Эвксинском Понте своей сестры Геллы и этим, естественно, опечалившись, остановился на вершине одного холма. Когда же его заметили какие-то варвары и стали взбираться туда с оружием в руках, то златорунный баран, взглянув вперед и увидев приближающуюся толпу, человеческим голосом разбудил спавшего Фрикса и, взяв его на свою спину, привез к колхам. По этому-то случаю холм и назван был Бараньим лбом» (XIV, 4).

Далее в перипле указана гавань Символов, находившаяся на месте современной Балаклавы. Эта исключительно удобная бухта была настоящим притоном таврских пиратов. О негостеприимстве таврских племен рассказывал еще Геродот: «Из них тавры имеют следующие обычаи. Они приносят в жертву Деве и потерпевших кораблекрушение, и тех эллинов, которых они захватят, выплыв в море, таким образом: совершив предварительные обряды, они ударяют их дубинкой по голове. Одни говорят, что тело они сбрасывают вниз со скалы (ведь святилище воздвигнуто на скале), а голову втыкают на кол; другие же соглашаются с тем, что голову втыкают на кол, однако говорят, что тело не сбрасывают со скалы, но предают земле. Сами же тавры говорят, что то божество, которому приносят жертвы,—это Ифигения, дочь Агамемнона» (IV, 103).

Сведения о процветании пиратства у тавров приводят и другие античные географы. Эти морские разбои, ставшие обычаем и доходным промыслом, покрыли таврическое побережье столь печальной славой. Понтийское пиратство временами принимало, как уже говорилось, невиданные размахи, парализовывало морскую торговлю и плавания настолько, что боспорскому царю Евмелу пришлось принимать активные действенные меры борьбы государственного масштаба.

Несколько слов об Ифигении. Согласно мифам, она должна была быть принесена в жертву. Но Артемида в самый последний момент заменила ее ланью, перенесла в Тавриду и сделала жрицей в своем храме. Эти мифы, как известно, вдохновили знаменитого трагика Еврипида на создание известного произведения «Ифигения в Тавриде». В нем героиня так, например, рассказывает о себе: «Но Артемида похитила меня у ахейцев, дав вместо меня лань, и, перенесши по светлому эфиру, поселила меня в этой земле тавров, где царствует над варварами варвар Фоант, который, передвигая быстрые ноги, подобно крыльям, получил такое имя за быстроту ног. Он поставил меня жрицею в этом храме, где такими обычаями услаждается богиня Артемида на празднике, одно имя которого прекрасно, а об остальном умалчиваю, боясь богини. По обычаю, и прежде существовавшему в этой стране, я приношу в жертву всякого эллина, который прибывает в эту землю. Я освящаю жертву, а таинственным убиением ее внутри этих чертогов богини занимаются другие» (ст. 28—41)

После упоминания о гавани Символов Арриан в кратком перипле сообщает: «Отсюда 180 стадиев до Херсонеса Таврической земли» (§ 30). А в полном перипле это сообщение дополняют некоторые подробности: «От гавани Символа до города Херронеса или Херсонеса в Таврической земле, колонизованного понтийскими гераклео-тами, 180 стадиев, 24 мили; здесь пристань и хорошие гавани» (§ 81). Эти мелкие детали опять-таки наглядно подтверждают вывод о том, что Арриан сокращал свой источник. Этот, казалось бы, частный факт вместе с Другими аналогичными наблюдениями имеет принципиально важное значение.

Итак, наш мореплаватель прибыл в Херсонес Таврический, один из крупнейших городов Северного Причер-номорья, основанного, как уже говорилось, переселенцами из Гераклеи Понтийской. Само слово «Херсонес» буквально означает «полуостров». Это название полностью соответствует географическому положению города. Он расположен в чрезвычайно удобном месте — на обширном мысу, образованном берегом моря и Карантинной бухтой теперешнего Севастополя, исключительно прекрасной гаванью. Этот мыс находится в северной части полуострова, который был назван Гераклейским. Удобные заливы, глубоко вдающиеся в сушу бухты создавали благоприятные условия для мореплавания и, конечно, привлекали древнегреческих переселенцев.

Интересные сведения об этом районе приводит Страбон, ведущий свое описание со стороны Каркинитского, или Тамиракского, залива: «Если плыть из Тамиракского залива, то влево будет городок и другая гавань херсонесцев. Затем, если плыть вдоль берега, к югу выдается большой мыс, составляющий часть целого Херсонеса. На нем расположен город гераклеотов, колония живущих на южном берегу Понта, называемый также Херсонесом и находящийся в 4400 стадиях от устья Тиры. В этом городе есть святилище Девы, какой-то богини, имя которой носит и находящийся перед городом, на расстоянии 100 стадиев, мыс, называемый Парфением (т. е. Девичьим). В святилище есть храм богини и статуя. Между городом и мысом есть три гавани, затем следует древний Херсонес, лежащий в развалинах, а за ним бухта с узким входом, возле которой преимущественно устраивали свои разбойничьи притоны тавры, скифское племя, нападавшее на тех, которые спасались в эту бухту; называется она бухтою Символов. Она с другой бухтой, называемой Ктенунтом, образует перешеек в 40 стадиев. Это и есть тот перешеек, который замыкает малый Херсонес, составляющий, как мы сказали, часть большого Херсонеса и имеющий на себе город, носящий одинаковое с полуостровом название — Херсонес» (VII, 4, 2).

Удобный во всех отношениях мыс у современной Карантинной бухты привлек внимание греков, видимо, еще в VI в. до н. э., когда здесь появилось небольшое поселение. Затем, как уже говорилось, в 422—421 гг. до и. э. выходцы из Гераклеи основали здесь Херсонес. Исключительно выгодное местоположение города, особенно в связи с краткими морскими путями, привело к его быстрому экономическому развитию. В IV в. до н. э. Херсонес присоединил к своим владениям обширные плодородные равнины северо-западной части Крыма, где были расположены Керкинитида, Калос-Лимен (Прекрасная гавань), и стал одним из крупнейших производителей и экспортеров хлеба. О важном значении этих районов, о внутренней pi внешнеполитической жизни, о духе того времени ярко свидетельствует знаменитая «херсонесская присяга», относящаяся к началу III в. до н. э.:

«Клянусь Зевсом, Геей, Гелиосом, Девою, богами и богинями олимпийскими, героями, владеющими городом, территорией и укрепленными пунктами херсонесцев.

Я буду единомышлен о спасении и свободе государства и граждан и не предам Херсонеса, Керкинитиды, Прекрасной гавани и прочих укрепленных пунктов и из остальной территории, которою херсонесцы управляют или управляли, ничего никому, ни эллину, ни варвару, но буду оберегать все это для херсонесского народа.

Я не буду ниспровергать демократического строя, и не дозволю этого предающему и ниспровергающему, и не утаю этого, но доведу до сведения государственных должностных лиц.

Я буду врагом замышляющему и предающему или отторгающему Херсонес, или Керкинитиду, или Прекрасную гавань, или укрепленные пункты и территорию херсонесцев.

Я буду служить народу и советовать ему наилучшее и наиболее справедливое для государства и граждан.

Я буду охранять для народа „састер» и не буду разглашать ничего из сокровенного ни эллину, ни варвару, что должно принести вред государству.

Я не буду давать или принимать дара во вред государству и граяеданам.

Я не буду замышлять никакого несправедливого дела против кого-либо из граждан не отпавших; и не дозволю этого и не утаю, но доведу до сведения и на суде подам голос по законам.

Я не буду составлять заговора ни против херсонесской общины, ни против кого-либо из граждан, кто не объявлен врагом народа; если я вступил с кем-нибудь в заговор или связан какой-либо клятвою или заклятием, то мне, нарушившему это, и тому, что мне принадлежит, да будет лучшее, а соблюдающему — противоположное.

Если я узнаю о каком-либо заговоре, существующем или зарождающемся, я доведу об этом до сведения должностных лиц.

Хлеб, свозимый с равнины, я не буду ни продавать, ни вывозить с равнины в какое-либо иное место, но только в Херсонес.

Зевс, Гея, Гелиос, Дева, божества олимпийские! Пребывающему во всем этом да будет благо мне самому и потомству и тому, что мне принадлежит, не пребывающему же да будет злое и мне самому и потомству и тому, что мне принадлежит, и пусть ни земля, ни море не приносят мне плода, пусть женщины не разрешатся от бремени благополучно. »  (перевод С. А. Жебелева).

Эта торжественная присяга, вырезанная на мраморной плите, была принята, надо полагать, в связи с какими-то важными военно-политическими событиями в Херсонесском государстве.

Вернемся однако к Арриану. В кратком перипле он после упоминания о Херсонесе продолжает описание далее к западу, а в полном приводит некоторые итоговые цифры: «Береговая линия Таврического Херсонеса, от гавани Афинеона до Прекрасной гавани, в объезде составляет 2600 стадиев, 346.3 мили, а от деревни Порт-митиды, лежащей на крайнем пункте Европы при входе в Меотийское озеро, или в Танаис, до Херсона 2260 стадиев, 301.6 мили; от Боспора или Пантикапея до города Херсона 2200 стадиев, 293.3 мили» (§ 82). Исследователи обычно полагают, что эти сведения взяты из какого-то другого перипла. Но эти цифры представляют собой не что иное, как сумму промежуточных расстояний, указанных в кратком перипле Арриана. Византийский автор VI в. н. э. не стал бы заниматься такими подсчетами расстояний между давно несуществующими пунктами. Остается одно объяснение: все эти сведения имелись в источнике Арриана, но он и здесь сократил свое описание.

После упоминания Херсонеса в кратком перипле сообщается: «От Херсонеса до Керкинитиды 600 стадиев, а от Керкинитиды до Прекрасной гавани, также скифской, еще 700» (§ 30). Эти же сведения практически повторяются в полном перипле: «От Херсона до так называемой Коронитиды, или Керкинитиды, 600 стадиев, 80 миль; от Коронитиды, или Керкинитиды, до скифской гавани Прекрасной в Херсонесской земле 700 стадиев, 93.3 мили» (§ 83). Здесь только добавлено, что Прекрасная гавань находится в Херсонесской земле. Следовательно, и тут ощущается сокращение Аррианом своего источника.

Вкратце охарактеризуем эти пункты. Керкинитида — наиболее ранний древнегреческий город Северо-Западного Крыма. Она была основана, видимо, ближе к концу VI в. до н. э. на месте современной Евпатории, на Карантинном мысу. В IV в. до н. э. город вошел в состав Херсонесского государства. Дальнейшая его судьба была тесно связана с историей Херсонеса и отношениями со скифами.

Прямой и каботажный пути через Каркинитский залив

Каркинитский залив

Каркинитский залив

Прекрасная гавань находилась на Тархан-кутском полуострове на месте современного пос. Черноморское в глубине удобной бухты. Об исключительных преимуществах ее местоположения говорит само название. Город возник в IV в. до н. э. в результате освоения этой территории Херсонесом. Его судьба в основном повторяет историю Керкинитиды.

Выходя за пределы Херсонесского государства, сгна» комимся в этой главе также с описанием побережья от Каркинитского залива до устья Борисфена.

В кратком перипле Арриан описал этот район очень сжато: «От Прекрасной гавани до Тамираки 300 стадиев} внутри Тамираки есть небольшое озеро. Отсюда еще 300 до устья озера; от устья озера до Эионов 380 стадиев. Отсюда до реки Борисфена — 150» (§ 31).

В полном же перипле он дает гораздо более подробное описание. Сначала автор считает необходимым сообщить, что «от Прекрасной гавани до реки Истра, или Данубия, опять обитают скифы» (§ 83). И далее продолжает: «За Прекрасной гаванью начинается залив, называемый Каркинитским и простирающийся до Тамираки; он имеет в длину 2250 стадиев, 300 миль; если же не объезжать его вдоль берегов, но прямым путем переплыть устье, то всего 300 стадиев, 40 миль. Внутри Тамираки есть небольшое озеро.

От мыса Тамираки тянется Ахиллов бег, весьма длинная и узкая береговая полоса, простирающаяся вдоль пролива на 1200 стадиев, или 160 миль, а в ширину имеющая 4 плефра (плефр—29,6 м.— М. А.); концы ее имеют вид островов; от материка она отстоит на 60 стадиев; 8 миль. По середине ее истмовидный (т. е. узкий) перешеек соединяет с материком (или твердой землей), простираясь в длину на 40 стадиев, 5,3 мили. Если проплыть от Тамираки мимо вышеупомянутого Бега до другой косы Ахиллова бега, называемой Священной рощей Гекаты, получаются упомянутые 1200 стадиев, или 160 миль. От Священной же рощи Гекаты до судоходной реки Борисфена, ныне называемой Данаприем, 200 стадиев, 26,6 мили» (§ 83—84).

Сравнивая эти описания, следует подчеркнуть, что Арриан в кратком перипле и здесь сократил свой источник, в частности опустил сведения об Ахилловом беге, длинной песчаной косе (соврем. Тендра и Джарылгач), а указывает только ее оконечности, называя их Эйоиами. Кроме того, он называет Каркинитский залив, хотя указывает расстояние от Тамираки до его устья (300 стадиев) и оттуда до восточной оконечности Ахиллова бега (380 стадиев), при этом ошибочно именует залив озером, а верховья залива — устьем озера (рис. 6).

В рассматриваемых описаниях фигурируют два разных маршрута плавания. В кратком перипле Арриана судно заходит в сам Каркинитский залив, а в полном — идет напрямик от Тамираки (соврем. Бакальская коса) к восточной оконечности Ахиллова бега (соврем. Джарылгач) и проходит 300 стадиев. Кроме того, источники по-разному определяют расстояние от западной оконечности Ахиллова бега до устья Борисфена: в первом случае указано 150 стадиев, а во втором — 200 стадиев. Все это свидетельствует о том, что здесь использованы сведения из двух разных географических сочинений.

Рассмотрим теперь еще один интересный вопрос, связанный с изучением полного перипла Арриана. Несколькими параграфами далее автор отмечает, что «от Херсона до реки Тиры 4110 стадиев, 548 миль» (§ 89). А сумма приведенных им промежуточных расстояний дает лишь 3810 стадиев. Недостает, как мы видим, 300 стадиев. Эти «утерянные» стадии приходятся на участок побережья от Херсонеса до Борисфена. По сумме слагаемых (700 + 600 + 300 + 1200 + 200) здесь получается 3000 стадиев. А в конце перипла расстояние от Херсонеса до Борисфена определено в 3300 стадиев. Таким образом, при описании этого побережья «исчезли» 300 стадиев. Чем же объяснить этот факт? Где его разгадка?

Всесторонний анализ показал, что этот текст дошел до нас не полностью. В нем имеется лакуна — пропуск текста. Этот вывод в общем уже высказывался мною в одной из статей. Теперь же детальное рассмотрение указанных сведений на широком фоне позволяет уточнить, где именно пропущен текст. Этот пропуск приходится на участок от Прекрасной гавани до мыса Тамирака. Арриан в кратком перипле определяет расстояние между ними в 300 стадиев. А в полной редакции этого сообщения нет. Здесь сообщается, что «за Прекрасной гаванью начинается залив, называемый Каркинитский и простирающийся до Тамираки», и далее указывается длина его побережья и прямой путь к Ахиллову бегу. Тут также чувствуется сокращение более подробного источника, в результате чего искажено описание побережья, «сдвинут» Каркинитский залив и «утеряно» 300 стадиев.

Этим же подробным источником пользовался, надо полагать, и Страбон, который также сократил его и округлил некоторые цифры: «За островом, лежащим перед Борисфеном, сейчас к востоку идет морской путь к мысу Ахиллова бега, месту, лишенному растительности, но называемому рощей и посвященной Ахиллу. Затем — Ахиллов бег, выдающийся в море полуостров; это — узкая коса, длиною около тысячи стадиев по направлению к востоку; наибольшая ширина ее — два стадия, а наименьшая — четыре плефра. От материка, находящегося по обе стороны перешейка, она отстоит на 60 стадиев; почва на ней песчаная, вода колодезная. Посередине ее перешеек, имеющий около 40 стадиев. Заканчивается полуостров у мыса, называемого Тамиракой и имеющего пристань, обращенную к материку. За мысом находится значительный залив Каркинитский, простирающийся сверху приблизительно на тысячу стадиев; другие, однако, говорят, что до внутреннего угла залива расстояние втрое больше. Жители побережья называются тафриями. Залив этот называют также Тамиракским, соименно мысу» (VII, 3, 19).

Я не случайно привожу эти довольно обширные описания. Дело в том, что и Арриан и Страбон, составляя эти разделы, пользовались несколькими различными источниками и при этом допустили некоторые неувязки и искажения. Одни их предшественники описывали это побережье с востока на запад, другие — в обратном направлении. Поэтому в скомпилированных отрывках Арриана и Страбона местоположение Каркинитского залива по отношению к мысу Тамирака определено очень расплывчато и неясно, если не сказать — противоречиво или неверно. Не зная этой местности, может создаться впечатление, что мыс Тамирака и восточная оконечность Ахиллова бега — один и тот же мыс.

Видимо, по этой же причине и у Арриана и у Страбона ошибочно отождествлены западная оконечность Ахиллова бега и мыс, называемый рощей Гекаты. Отсюда и противоречия у Страбона относительно того, что песчаное, лишенное растительности место названа рощей. Птолемей, например, совершенно ясно указывает, что это два разных мыса: «Роща Гекаты, мыс» и «западный мыс Ахиллова бега, который называется Священный мыс» (III, 5, 2). Роща Гекаты находилась на современном Кинбурнском полуострове, о чем пойдет речь чуть дальше.

А сейчас вкратце ознакомимся с Ахилловым бегом. Эта длинная песчаная отмель образована вдольбереговыми наносами, а также в результате затопления морем низменных участков коренного берега. Ее название мифы связывали с именем Ахилла — владыки Понта Эв-ксинского. Вот, например, что пишет об этом Евстафий: «Этот бег пробежал эллинский герой Ахилл, преследуя агамемнонову дочь Ифигению, похищенную из Авлиды в Скифию, когда Артемида подменила ее ланью для жертвы» (§ 306). Другие авторы рассказывают, что Ахилл пробежал эту косу, тренируясь в беге. Так или иначе, Ахиллов бег был широко известен в античном мире и пользовался большой популярностью, особенно в среде мореплавателей.

У западной оконечности этой косы существовало посвященное Ахиллу святилище. Оно было обнаружено случайно в 1824 г. во время строительства Тендровского маяка. Группа матросов под командованием капитана Критского раскопала там небольшой зольный холм, так называемый эсхар. В нем было найдено много античной керамики, обломки мраморных рельефов, посвятительные надписи на мраморных плитах и более 800 монет различных античных городов, боспорских и фракийских царей, римских императоров. Это — то самое святилище, о котором вскользь упомянул в процитированном выше отрывке Страбон. Здесь мореплаватели приносили Ахиллу богатые пожертвования в благодарность за счастливое и благополучное плавание.

Севернее Тендровской косы раскинулся современный Кинбурнский полуостров. Эта обширная пустынная местность носит название Нижнеднепровских песков. Но в античное время здесь росли густые леса. Здесь была знаменитая Гилея, т. е. Полесье, тянувшаяся на много десятков километров, вся полная, как указывает Геродот (IV, 76), «разнообразнейшими деревьями». Именно в Гилее на берегу моря находилась уже упомянутая роща Гекаты. Об обширности, огромной значимости и широкой известности Гилей говорит хотя бы тот факт, что омывающая ее часть моря называлась, как свидетельствует Плиний (IV, 83), Гилейским морем. Леса Гилей продолжали существовать, хотя и в более скромных размерах, еще в XVIII в. Вот, например, что пишет об этом П. О. Бурачков: «Поселившись на Кинбурнском полуострове в 1760 году, прадед застал всю левую сторону лимана от крепости Кинбурна до Алешек покрытую густым, хотя и не сплошным лесом, состоящим из дуба, березы, ольхи, береста и осины, и звери, как, например, дикие козы, свиньи и даже олени, находили в них убежище».

Этот район славился не только своими лесными богатствами. Здесь были сосредоточены запасы металлсодержащих песков — выносов Днепра из рудных районов. Именно из таких гематито-магнетитовых песков, как уже говорилось при описании Южного Причерноморья, выплавлялись лучшие сорта железа. И древнегреческие ремесленники, конечно, использовали это сырье. Так, на берегу современного Ягорлыцкого залива существовало довольно крупное ремесленно-производственное поселение Было развито железоделательное, стеклоделательное и другие ремесла. Надо сказать, что кинбурнские пески содержат также минералы, необходимые для производства стекла.

Рассматриваемый район представлял собой в прошлом дельту Пра-Днепра. Со временем она переместилась в широтном направлении и заняла свое современное положение. А на месте старой дельты оставалось несколько постепенно отмирающих рукавов. Один из таких рукавов существовал и в античное время. Он отделял западную часть Кипбуриского полуострова и образовывал обширный остров, который назывался Борисфеном или Борисфенидой (рис. 7).

Остров Боргсфен

Остров Боргсфен на карте А. Ортелип 1590 г

На этом мы и закончим ознакомление с рассматриваемым районом и перейдем к Северо-Западному Причерноморью.

 

ОТ БОРИСФЕНА К ИСТРУ

Северо-Западное Причерноморье — один из наиболее интересных в историко-географическом плане районов черноморского побережья. При изучении античной географии этого района возникает много интересных вопросов. Большая часть этих проблем подробно рассмотрена мной в книге «Загадки Понта Эвксинского». Поэтому в настоящей главе мы вкратце ознакомимся с этим регионом, в основном следуя только данным периплов, без детальной аргументации и широкого привлечения других данных.

Назвав реку Борисфен, Арриан в кратком перипле сообщает: «Если плыть вверх по Борисфену, лежит эллинский город по имени Ольвия» (§ 31). Видимо, он не располагал подробными сведениями о городе.

Надо полагать, именно поэтому в полном перипле Арриан привлек данные Псевдо-Скимна: «Эта река Борисфен полезнее всех других; она изобилует большими рыбами и производит много хлебных растений и пастбища для скота. Ее течение, как говорят, судоходно на сорок дней плавания, а в верхнем течении она не судоходна и не доступна, ибо плавание невозможно вследствие снегов и льдов.

При слиянии двух рек, Гипаниса и Борисфена, существует город, прежде называвшийся Ольвией, а потом снова названный у эллинов Борисфеном; его основали милетяне во время мидийского владычества; от моря до него 240 стадиев плавания вверх по реке Борисфену (ныне называемой Данаприем; это расстояние составляет 32 мили)» (§ 85-86).

Ольвия — один из крупнейших античных городов Причерноморья — находилась, как известно, на правом берегу Бугского лимана на месте современного с. Парутино. Его многовековая история насыщена важными и крайне интересными военно-политическими событиями, связанными в основном со скифскими, сарматскими и гето-фракийскими племенами.

Упомянув Ольвию, Арриан в кратком перипле возвращается к описанию морского побережья и отмечает: «От Борисфена 60 стадиев до небольшого необитаемого и безымянного острова» (§ 31). Эти сведения он повторяет и в полной редакции (§ 87). Устьем Борисфена античные географы считали устье современного Днепро-Бугского лимана. Примерно на таком расстоянии (около 10 км) от устья к западу находится остров Березань, на котором было расположено наиболее раннее в Северном Причерноморье древнегреческое поселение. Ранее исследователи без каких-либо сомнений считали, что именно этот остров упомянут в периплах. Но затем выяснилось, что в античное время, когда уровень моря был ниже современного, Березань была не островом, а полуостровом. В античное время, как уже говорилось, уровень Черного моря был ниже современного не менее чем на 5 м. И Березанский полуостров выдавался далеко в море в виде длинного мыса, который оканчивался скалистым останцом. С повышением уровня моря средняя часть мыса была разрушена и затоплена. Каменистый останец оторвался от материка и превратился в остров. Под водой оказались также гавань и прибрежная часть поселения.

Изучение топографии и подводные разведки показывают, что гавань находилась в северо-восточной части созрзменного острова.

Можно предполагать, что в период расцвета Березан-ское поселение, как и другие античные центры, имело оборонительные сооружения. Видимо, в северо-западной части поселения была воздвигнута оборонительная стена, которая замыкала оконечность мыса. Позднее это сооружение было разрушено морем и оказалось под водой в виде развала камней. Для поисков затопленных объектов Березанского поселения требуются целенаправленные подводные исследования. В последние годы такие работы здесь начаты В. В. Назаровым. Будем надеяться, что они скоро принесут конкретные результаты.

Возникает вопрос, о каком же острове тогда говорит Арриан. Имеющиеся данные показывают, что недалеко от Березанского полуострова в древности существовал небольшой скалистый островок, остатки которого были видны еще несколько десятилетий назад. Таким образом, за прошедшие столетия море полностью разрушило упоминаемый в перипле островок, а соседний полуостров превратило в остров.

Следующая строка краткого перипла гласит: «А отсюда восемьдесят стадиев до Одессы; в Одессе стоянка для кораблей» (§ 31). А в полном перипле Арриан повторяет это указание, но не сообщает о гавани. Указанное расстояние, равное примерно 13 км, приводит нас к левому берегу устья Тилигульского лимана. Но на коренном берегу здесь нет никаких следов городища, которое можно было бы отождествить с Одессой. Поэтому вопрос о локализации города долгое время вызывал оживленные споры и дискуссии. Для читателей здесь необходимо сделать следующее пояснение. На Понте Эвксинском существовало два античных города, носивших название Одесс. Об одном из них сейчас и идет речь. Второй Одесс находился на месте современного болгарского города Варна. Палеогеографическая реконструкция показала, что в античное время берег моря проходил здесь примерно в 500 м южнее, т. е. мористее. За прошедшие века абразия разрушила эту полосу берега. Возникло предположение, что вместе с ней под водой оказались и развалины города Одесса. Приведенные автором настоящей книги в 1981 г. подводные исследования позволили выявить следы существовавшего здесь античного поселения, которое полностью уничтожено морем. Можно предполагать, что эти находки относятся к древнему Одессу. Для окончательного решения этого вопроса необходимы дальнейшие исследования.

Далее Арриан в кратком перипле сообщает: «За Одессой находится гавань истриан, до нее 250 стадиев» (§ 31). А в полном перипле он упоминает между ними еще один пункт — Скопелы: «От Одесса до местечка Скопелов 160 стадиев, 21,3 мили; от Скопелов до гавани истриан 90 стадиев, 12 миль» (§ 87). Общее расстояние здесь также равно 250 стадиям. Это свидетельствует о том, что в обоих случаях использован общий источник. В первом случае Арриан сократил его и не счел нужным упоминать Скопелы.

Несколько слов об этих пунктах. Скопелы находились у левого берега устья Дофиновского лимана на месте одноименного села. Этот пункт не исследован, и его конкретная история нам практически неизвестна.

Гавань истриан отождествляется с поселением, которое существовало в IV—III вв. до н. э. на месте современной Одессы (район Лузановки) у восточной оконечности Одесской бухты. Судя по названию, эта гавань принадлежала местному племени истриан. Но некоторые исследователи связывают ее название с городом Истрия.

После гавани истриан в периплах указана гавань исиаков. Но расстояние между ними дано разное: в кратком перипле — 50 стадиев, а в полном — 90 стадиев. Это расхождение также вызывало много споров и существенно затрудняло локализацию этих пунктов. Но противоречие это кажущееся. Дело в том, что здесь отражены два разных маршрута плавания: 1) напрямик через Одесскую бухту и 2) вдоль берега. Поэтому в первом случае расстояние равно 50 стадиям, а во втором — 90 стадиям. Обвинения в адрес Арриана оказались напрасными.

Гавань исиаков отождествляется с поселением IV— III вв. до н. э. на Приморском бульваре современной Одессы. Как видно из ее названия, гавань принадлежала местному племени исиаков. Это подкрепляет мнение о том, что и предыдущая гавань истриан была основана местным племенем истриан, а не жителями Истрии.

Здесь следует подчеркнуть еще один важный источниковедческий вопрос. Обе эти гавани существовали в IV—III вв. до н. э. Следовательно, этим временем датируются и сведения периплов.

После упоминания гавани истриан Арриан в кратком перипле пишет: «Отсюда до так называемого Голого устья Истра 1200 стадиев; местности, лежащие между ними, пустынны и безыменны» (§ 31). А в полной редакции он описывает этот участок побережья гораздо подробнее.

В следующей строке полного перипла читаем: «От гавани испаков до местечка Никопия 300 стадиев, 40 миль; от местечка Никония до судоходной реки Тиры 30 стадиев, 4 мили» (§ 87).

Город Никоний расположен на левом берегу Днестровского лимана у северной окраины современного с. Роксоланы. Здесь на протяжении многих лет велись археологические исследования, и история города в общих чертах ясна. Обратимся к следующим интересным вопросам. Псевдо-Скилак, Страбон, Птолемей и другие географы называют Никоний городом. А Арриан именует его просто местечком. Это говорит о том, что ко времени его источника Никоний захирел и стал незначительным населенным пунктом. По археологическим данным такое положение дел датируется III в. до п. э. Следовательно, к этому времени и относятся рассматриваемые сведения.

Чрезвычайно интересен и другой вопрос. Арриан сообщает, что «от местечка Никония до судоходной реки Тиры 30 стадиев», т. е. около 5 км. Но развалины города расположены непосредственно на берегу Днестровского лимана, а прибрежная часть разрушена и находится под водой. Как же тогда понимать это указание источника?

Пытаясь, ответить на этот вопрос, ученые долгое время вели оживленную дискуссию. Одни исследователи Считали, что здесь имеется в виду расстояние от Никония до устья Тиры, причем часть из них подразумевала устье Днестра, а иные — устье Днестровского лимана, который, как известно, образован при впадении реки в море. Другие ученые считали, что текст испорчен: вместо «реки Тира» следует читать «город Тира». Однако эти объяснения неприемлемы. Расстояние от Никония до города Тира и до устья Днестровского лимана (не говоря уже об устье реки) вдвое больше указанного в перипле.

Ключ к разгадке дала палеогеография. Оказалось, что в античное время при более низком уровне моря Днестровского лимана вообще не существовало. На его месте была дельта реки из двух рукавов и обширный дельтовый остров между ними. Именно об этом острове сообщает Плиний: «На этой же реке обширный остров населяют тирагеты» (IV, 82).

Никоний находился на коренном берегу левого (восточного) рукава реки (рнс. 8).

Нижнее Поднестровье

Рис. 8. Нижнее Поднестровье

а — в древнегреческий период; б — в эллинистический и римский периоды; в — в средние века; г — в настоящее время

В этой связи обратило на себя внимание то обстоятельство, что в полном перипле говорится о судоходной реке Тире. Что хотел Арриан этим сказать? И здесь помогла палеогеография. Комплексное изучение всех имеющихся данных привело к выводу, что левый рукав Тираса, на котором находился Никоний ко времени источника, т. е. к III в. до н. э., обмелел и стал несудоходным. Поэтому Арриан и сообщает, что «от местечка Никония до судоходной реки Тиры 30 стадиев», т. е. он определяет расстояние от Никония до правого рукава, судоходного.

Потеря судоходности тяжело сказалась на экономике Никония. Торговые связи его резко сократились, что ускорило его кризис и захирение. Это, разумеется, лишь одна из основных причин, которая ни в коей мере не снимает значение других факторов в исторической судьбе города.

Еще один очень интересный и важный вопрос связан с устьем Тираса, точнее с перемещением основного устья реки. Как показало комплексное изучение имеющихся источников, река впадала в море несколькими устьями. В ранний период основное устье находилось у современного с. Приморское. Видимо, в конце IV — начале III в. до н. э. оно переместилось примерно на 20 км к востоку, в район современного с. Затока. Это перемещение основного устья стало причиной того, что в географических описаниях античных авторов возникли многие противоречия, неясности и расхождения в расстояниях. Но выявленные противоречия — кажущиеся. Они объясняются не ошибками древних географов, а происшедшими палеогеографическими изменениями.

Затем в результате повышения уровня моря низовья реки подтапливались все выше и выше. Постепенно дельтовый остров скрылся под водой и на его месте заплескались волны Днестровского лимана. Такие столь значительные изменения в географическом облике Нижнего Поднестровья чрезвычайно затруднили правильное понимание сведений древних авторов об этом районе и локализацию существовавших здесь античных городов и поселений.

Вернемся, однако, к периплу. Видимо, не располагая достаточно подробными сведениями о Днестре, Арриан вновь обратился к данным Псевдо-Скимна: «Эта река Тира, будучи глубока и представляя хорошие пастбища для скота, доставляет торговцам много рыбы на продажу и безопасна для плавания грузовых судов. На ней лежит соименный ей город Тира, колония милетян» (§ 88).

Город Тира находился, как известно, на месте современного Белгород-Днестровского, там, где позднее была построена средневековая крепость. Он был наиболее крупным античным центром рассматриваемого региона и во многом определял его социально-экономическую и военно-политическую жизнь.

В следующем параграфе Арриан приводит некоторые итоговые цифры: «Всего от реки Борисфена до реки Тиры 810 стадиев, 108 миль, а от Херсона до реки Тиры 4110 стадиев, 548 миль; а географ Артемидор от города Херсона до реки Тиры вместе с объездом Каркинитского залива ставит 4420 стадиев, или 589’/з мили» (§ 89).

Следует отметить, что приведенное расстояние от Борисфена до Тиры намного завышено по сравнению с действительным. Эта цифра получена путем простого сложения промежуточных расстояний по пройденному маршруту: устье Борисфена—безымянный остров—Одесс — Ско-пелы—гавань истриан—гавань исиаков—Никоний—судоходная река Тира. Но ведь Никоний находился уже дальше устья, выше по реке. И 30 стадиев от Никония до «судоходной реки Тиры» также не следует включать сюда. Следовательно, для того чтобы определить расстояние от устья Борисфена до устья Тиры по данным полного перипла, из указанных 810 стадиев следует вычесть отрезок пути от устья левого рукава до Никония (около 60 стадиев) и от Никония до «судоходной реки Тиры», т. е. до правого рукава (30 стадиев). Отсюда получим, что расстояние от устья Борисфена до устья Тиры равно 720 стадиям.

Рассмотрим теперь вопрос о расстоянии от Херсоне-са до реки Тиры. Прямой путь (мимо устья Каркинитского залива) равен, по данным полного перипла, 4110 стадиям. Артемидор с объездом Каркинитского залива указывает 4420 стадиев. Близкую цифру, 4400 стадиев, приводит, как уже говорилось, Страбон (VII, 4, 2).

Сопоставление некоторых цифр краткого и полного периплов дает любопытные результаты. Как уже говорилось при описании этого побережья использованы два различных источника. В одном из них описан прямой маршрут, в другом — с заходом в Каркинитский залив. Кроме того, они расходятся в определении расстояния от Ахиллова бега до устья Борисфена и от гавани истриан до гавани исиаков. Попытаемся вычислить общее расстояние от Херсонеса до Тиры по данным краткого перипла Арриана. В его описании отсутствует, как уже говорилось, длина Ахиллова бега — 1200 стадиев. И кроме того, нет сведений о расстоянии от гавани исиаков до «судоходной реки Тиры». Но эта часть описания, известная нам из полного перипла, была сокращена Аррианом. Поэтому за основу расчетов можно взять приведенную в полном перипле итоговую цифру —4110 стадиев.

Итак, по одному из источников прямой путь от Херсонеса до Тиры равен 4110 стадиев. С объездом Каркинитского залива он будет на 380 стадиев длиннее. Получим 4490 стадиев. Это уже путь другого мореплавателя. По его же данным, от Ахиллова бега до устья Борисфена не 200 стадиев, а 150, а от гавани истриан до гавани исиаков не 90, а 50 стадиев. Следовательно, из общей цифры необходимо вычесть 50 стадиев и еще 40 стадиев. В результате получим 4400 стадиев. Именно такую цифру приводит и Страбон. Следовательно, и Арриан и Страбон пользовались одним и тем же источником. А в полном перипле этот источник скомбинирован с другими данными. В результате указан не каботажный, а прямой путь через Каркинитский залив и, наоборот, каботажный путь от гавани истриан до гавани исиаков. Эти наблюдения имеют принципиальное значение для более полного понимания структуры перипла Арриана.

Далее в полном перипле читаем: «От реки Тиры до Неоптолемовых 120 стадиев, 16 миль» (§ 89). Этот пункт указывает также Страбон. Он называет его башней Неоп-толема и помещает «при устье Тиры» (VII, 3, 16). Как мы видим, античные географы дают разную локализацию. Страбон отмечает башню Неоптолема непосредственно при устье реки, а Арриан — в 120 стадиях (19 км) западнее.

Казалось бы, налицо явное противоречие источников. Это расхождение на протяжении многих десятков лет вызывало оживленные споры и дискуссии и создавало огромные трудности при поисках башни Неоптолема. Но отмеченное противоречие — кажущееся. Разгадать его помогла опять-таки палеогеография. Причина оказалась не в ошибке одного из античных географов, как обычно считали исследователи, а в перемещении основного устья Тиры. Дело в том, что сведения Страбона относятся к более раннему периоду, когда основное устье находилось в районе с. Приморское. И он соответственно указал башню Неоптолема «при устье Тиры». А источник Арриана описывает более позднюю ситуацию, когда основное устье реки переместилось примерно на 20 км к востоку, и поэтому рассматриваемый пункт оказался в 120 стадиях западнее устья. В действительности же оба географа помещают башню Неоптолема в одном и том же месте — в районе с. Приморское.

Башня Неоптолема находилась на высоком обрывистом мысу у входа в основное устье Тираса. Она служила маяком, указывающим вход в довольно сложный фарватер реки, и была названа в честь Неоптолема сына Ахилла. Этот маяк имел огромное значение для мореплавания в этом районе Понта и, конечно, был хорошо известен морякам.

Отыскать развалины этого пункта, к сожалению, не удалось. Дело в том, что море в этом районе интенсивно наступает на сушу. И за прошедшие столетия берег отступил здесь не менее чем на 300 м. И развалины античного маяка, видимо, давно уже обрушились в море. Проведенные мной подводные исследования подтверждают это предположение. На глубине нескольких метров здесь были найдены обломки амфор и другой посуды, мелкие камни. Будем надеяться, что дальнейшие поиски дадут новые результаты.

Продолжая свое описание побережья, Арриан сообщает далее: «От Неоптолемовых до Кремнисков 120 стадиев, 16 миль; географ же Артемидор говорит, что от реки Тиры до Кремнисков 480 стадиев, 64 мили» (§ 89). Как мы видим, автор перипла приводит также иное расстояние, взятое у Артемидора, но предпочитает сведения своего источника. Всесторонний анализ имеющихся по этому району данных показал, что сведения Артемидора действительно неточны. Такая существенная ошибка объясняется, видимо, компиляцией двух разновременных источников, в которых указывалось расстояние от города Тиры до раннего устья реки (240 стадиев) и от позднего устья до города Кремниски (240 стадиев).

Итак, город Кремниски находился в 120 стадиях (19 км) западнее башни Неоптолема. Это расстояние приводит к левому берегу оз. Бурнас в район с. Лебедевка. Но на коренном берегу здесь нет никаких остатков античного поселения, которое можно было бы отождествить с этим пунктом. И его локализация также долгое время была предметом оживленных споров и дискуссий.

Палеогеографическая реконструкция показала, что в античное время берег здесь проходил также в нескольких сот метрах южнее, т. е. мористее. За прошедшие столетия море уничтожило эту довольно широкую полосу степного плато. Полученная реконструкция натолкнула на мысль, что Кремниски давно разрушены. Проведенные подводные исследования подтверждают это предположение. Напротив Бурнасского мыса на дне моря на глубине 3—5 м выявлены следы разрушенного морем античного поселения. Аквалангистами найдены обломки амфор, лепной посуды, фрагмент мраморной плиты. Эти находки, надо полагать, связаны с городом Кремниски.

Следующие строки полного перипла гласят: «От Кремнисков до Антифиловых 330 стадиев, 44 мили. От Анти-филовых до так называемого Голого устья реки Истра 300 стадиев, 40 миль. Здесь живут фракийцы и бастарны-пришельцы» (§ 89).

Судя по приведенным расстояниям, Антифиловы находились на берегу оз. Сасык, ближе к его верховьям. Но точное местоположение этого пункта неизвестно, и остатки его пока не найдены.

Сравним теперь рассмотренные сведения о Северо-Западном Причерноморье. В кратком перипле Арриан, как уже говорилось, после гавани исиаков указывает в 1200 стадиях Голое устье Истра и называет эти местности пустынными и безымянными. Такая характеристика, разумеется, не соответствует действительности: во времена Арриана здесь существовали Тира, Никоний, а также несколько небольших поселений. Это добавление сделано, видимо, в более позднее время, после Арриана.

Сообщение Арриана подразумевает прямой путь от гавани исиаков к Голому устью Истра. Но тут-то и вы является интересное и чрезвычайно важное обстоятельство. Маршрут полного перипла от гавани исиаков до Голого устья Истра, не прямой, а с заходом в Никони и Антифиловы (300 + 30+120+120 + 330+300), составляет именно те самые 1200 стадиев. Следовательно, Арриан в кратком перипле значительно сократил свой источник и просто сообщил общее расстояние. А в полном перипле этот источник приведен весь или только с незначительными сокращениями. Здесь мы видим классический пример сокращения Аррианом своего, как лишний раз можно убедиться, довольно подробного источника.

Все эти многочисленные сокращения Арриана, следы которых четко фиксируются в параллельных, более подробных описаниях полного перипла, заставляют другими глазами посмотреть на эти периплы и наталкивают на интересные источниковедческие вопросы.

 

СВЯЩЕННЫЙ ОСТРОВ АХИЛЛА

Указав Голое устье Истра, Арриан уделяет особое внимание описанию острова Левка (т. е. Белый, соврем. Змеиный). Этот небольшой, затерявшийся в открытом море остров был посвящен Ахиллу и пользовался исключительно широкой известностью и популярностью, особенно в среде мореплавателей. Поэтому Арриан при всей лаконичности изложения рассказывает о нем довольно подробно. Надо заметить, что в современной литературе Левке уделяется сравнительно мало внимания. В связи с этим хотелось бы обстоятельнее ознакомить читателя с интереснейшими сведениями античных географов об этом чудесном острове, рассказать о современных исследованиях.

Начнем, конечно, со сведений Арриана. После упоминания Голого устья Истра в кратком перипле он пишет: «Почти против этого устья, если плыть прямо в море с ветром апарктием, лежит остров, который одни называют островом Ахилла, а другие — Бегом Ахилла, а третьи — по цвету — Белым. Есть предание, что его подняла со дна моря Фетида для своего сына и что на нем живет Ахилл. На острове есть храм Ахилла с его статуей древней работы. Людей на острове нет; на нем пасется только немного коз; их, говорят, посвящают Ахиллу все пристающие сюда. Есть в храме много и других приношений — чаши, перстни и драгоценные камни, а также надписи, одни на латинском, другие на греческом языке, составленные разными метрами в похвалу Ахиллу. Некоторые, впрочем, относятся и к Патроклу, потому что все, желающие угодить Ахиллу, вместе с ним почитают и Патрокла. Много птиц гнездится на острове — чайки, нырки и морские вороны в несметном количестве. Эти птицы очищают храм Ахилла: каждый день рано утром слетают они к морю, затем, омочив крылья, поспешно летят с моря в храм и окропляют его; а когда этого будет достаточно, они обметают крыльями пол храма» (§ 32).

Как мы видим, здесь автор приводит и реальные и мифические сведения, рассказывает о различных легендах и просто выдумках: «Существуют различные рассказы: из числа посетителей острова некоторые, приезжающие сюда нарочно, привозят с собою на кораблях жертвенных животных и одних из них приносят в жертву, а других отпускают живыми в честь Ахилла; другие пристают будучи вынуждены бурей; эти у самого бога просят жертвенного животного, обращая к оракулу вопрос о животных, хорошо ли и выгодно ли принести в жертву то именно животное, которое они сами выбрали на пастбище, и при этом кладут достаточную, по их мнению, плату. Если ответ оракула (в храме есть оракул) будет отрицательный, они прибавляют плату; если и после этого последует отрицание, прибавляют еще, и, когда последует согласие, они узнают, что плата достаточна. Животное при этом само останавливается и уже не убегает. Таким образом много серебра посвящено герою в виде платы за жертвы» (§ 33).

Уделяется внимание и самому Ахиллу: «Ахилл, как рассказывают, является во сне одним, после того как причалят к острову, а другим еще во время плавания, когда они очутятся недалеко от него, и указывает, где лучше пристать к острову и где стать на якоре. А некоторые рассказывают, что Ахилл являлся им наяву на мачте или на конце реи, подобно Диоскурам; Ахилл только в том, говорят они, уступает Диоскурам, что последние воочию являются плавающим повсюду и, явившись, спасают их, а Ахилл является только приближающимся уже к острову. Некоторые говорят, что и Патрокл являлся им во сне. Эти рассказы об острове я записал, как слышал от лиц, которые или сами приставали к острову, или узнали от других; они не кажутся мне невероятными: я считаю Ахилла героем предпочтительно перед другими, основываясь на благородстве его происхождения, красоте, душевной силе, удалении из здешнего мира в молодых летах, прославляющей его поэзии Гомера и постоянстве в любви и дружбе, дошедшем до того, что он решил даже умереть после смерти своего любимца» (§34).

Помимо Арриана, остров Ахилла упоминают многие античные авторы. Остановимся лишь на наиболее интересных из них.

Впервые об этом острове говорит Арктин Милетский, эпический поэт VIII в. до н. э. В его поэме «Эфиопида» передаются сказания Троянского цикла, начиная от прибытия амазонки Пентесилеи на помощь троянцам и кончая смертью Ахилла. «И после этого,—сообщает автор,— Фетида, похитив из костра труп сына, переносит его на Белый остров» (Хрестоматия Прокла, кн. II).

Аристотель в своем сочинении «Пеплос» посвятил Ахиллу следующую эпитафию:

Над Ахиллом, чтимым на острове Белом, Сына богини Фетиды, Пелееву отрасль, Ахилла, Остров сей Понта святой в лоне своем бережет.

Псевдо-Скимн приводит конкретные географические сведения о местоположении острова. После описания лежащего между устьями Истра острова Певка он сообщает: «Прямо против него в море лежит остров Ахилла. На нем водится много речных птиц, а сам представляет величественное зрелище для приезжающих. С него нельзя видеть никакой земли, хотя берег отстоит от него только на 400 стадиев, как свидетельствует Деметрий» (§§ 791— 796).

Интересные сведения об острове можно найти в «Описании Эллады» Павсания. Излагая рассказ об Елене, передаваемый кротонцами и подтверждаемый гимерийцами, он пишет: «Есть в Эвксинском Понте против устьев Истра посвященный Ахиллу остров, называемый Белым и имеющий в окружности 20 стадий; он весь покрыт густым лесом и наполнен дикими и ручными животными; на нем находится храм Ахилла с его статуей» (III, 19, 11). Далее автор приводит легенду о том, что впервые этот остров посетил кротонец Леоним. Во время войны между кротонцами и италийскими локрами Леоним был ранен в грудь. Страдая от раны, он прибыл в Дельфы. Пифия послала его для исцеления на Белый остров. Вернувшись исцеленным, воин рассказывал, что видел там Ахилла, Аянта Оилеева и Аянта Теламонова. С ними были также Патрокл и Антилох. Видел он и Елену, которая живет на острове вместе с Ахиллом.

Максим Тирский, известный римский софист и философ, передает нам легенду о том, что моряки якобы видели Ахилла: «Ахилл живет на острове, лежащем против Истра в Понтийском море; там есть храм и алтари Ахилла; добровольно туда никто не приближается, иначе как для жертвоприношения, и по совершении его возвращается на корабль. Моряки часто видели юного мужа с белокурыми волосами, прыгающего в доспехах; а доспехи, говорят они, золотые; другие же не видели, но слыхали, как он распевал пэаны; третьи, наконец, и видали и слыхали. Случалось также некоторым невольно засыпать на острове; такого Ахилл поднимет, ведет в палатку и угощает; при этом Патрокл разливал вино, сам Ахилл играл на кифаре, присутствовали также, говорят, и Фетида, и хор других божеств» (Речь XV, 7).

Много интересных легенд и реальных сведений об острове Ахилла рассказывает в своем сочинении «Рассказ о героях» Филострат-младший: «Рассказывают, что на острове живут белые птицы, влажные и пахнущие морской водой, и что Ахилл сделал их своими служительницами: веянием своих крыльев и брызгами капель с них они холят его рощу, причем летают низко, лишь немного поднимаясь над землей. Людям, плавающим по широкому пространству моря, не запрещается вступать на этот остров (ведь он и лежит как гостеприимное убежище для кораблей), но строить на нем жилища запрещено всем мореплавателям и живущим по берегам Понта, эллинам и варварам. Приставшие сюда должны по совершении жертвоприношения по заходе солнца возвратиться на корабли, не ночуя на земле, и если подует попутный ветер, то отправляться в путь, а если нет, то, привязав корабль, спать внутри его, потому что в это время, говорят, Ахилл и Елена пируют и занимаются пением, именно воспевают свою взаимную любовь, гомеровские песни о Трое и самого Гомера».

Автор рассказывает также о том, как Ахилл помогал мореплавателям: «Если кто пристанет к северной или южной стороне острова и начнет подниматься ветер, неблагоприятный для стоянки, то Ахилл извещает об этом у кормы и приказывает укрыться от ветра, переменив место стоянки. Многие из числа выезжающих из Понта являются ко мне с такими рассказами и, клянусь Зевсом, уверяют, что при виде этого острова они, носимые по беспредельному морю, обнимают друг друга и проливают радостные слезы, а пристав к острову и приветствовав землю, идут к храму, чтобы помолиться и принести жертву Ахиллу, причем жертвенное животное соответственно кораблю и его экипажу добровольно становится у алтаря».

Крайне интересен рассказ Филострата-младшего о нападении амазонок на остров: «Дело было так: раз как-то моряки и корабельщики, возившие товары из Понта в Геллеспонт, были занесены на довольно многих кораблях к левому берегу моря, где по рассказам живут те женщины; последние захватили их в плен и некоторое время кормили их связанными у яслей, чтобы потом перевезти за реку и продать людоедам-скифам. Но одной из амазонок жаль стало одного юношу, захваченного вместе с ними, за его красоту, а затем между ними возникла любовь; тогда амазонка упросила царицу, которая приходилась ей сестрой, не продавать чужестранцев. Таким образом, они были освобождены, вступили с амазонками в сношения и стали уже говорить на их языке; однажды, рассказывая им о буре и о морских приключениях, они упомянули о храме, так как незадолго перед этим приставали к острову, и описали его богатства. Амазонки, воспользовавшись той счастливой случайностью, что чужестранцы были моряки и кораблестроители, а в их собственной стране было много судостроительных материалов, приказывают им построить корабли для перевозки лошадей, чтобы на конях сделать нападение на Ахилла, так как амазонки, когда слезут с коней, оказываются слабыми и в полном смысле женщинами. Итак, сначала они взялись за весла и стали учиться плавать, а когда научились мореходному искусству, то весной, отправившись на пятидесяти — думаю — кораблях от устья Териодонта, отплыли к храму, до которого было около 2000 стадиев; пристав к острову, они прежде всего приказали геллеспонтским чужеземцам вырубать деревья, которыми был обсажен кругом храм; когда же топоры, отраженные на них самих, одним попадали на голову, другим на шею, и таким образом все пали под деревьями, тогда сами амазонки бросились на храм, крича и подгоняя коней.

Но Ахилл, страшно и грозно взглянув на них и прыгнув, как при Скамандре и Илионе, навел такой ужас на коней, что они, не повинуясь узде, поднялись на дыбы, сбросили с себя женщин, как чуждое и лишнее для себя бремя, и, рассвирепев, как дикие звери, бросились на лежащих амазонок и стали бить их копытами; гривы их поднялись дыбом, и уши навострились, как у свирепых львов; они стали грызть обнаженные руки лежащих женщин и, разрывая их груди, бросались на внутренности и пожирали их. Насытившись человеческим мясом, они стали бегать по острову и беситься, полные заразы, а потом, остановившись на береговых возвышенностях и увидев морскую поверхность, они приняли ее за равнину и бросились в море. Погибли также и корабли амазонок от налетевшего на них сильного ветра; так как они были пусты и были причалены без всякого порядка, то стали сталкиваться между собой и разбиваться, один корабль топил и разбивал другой, как будто в морском сражении; все боковые и носовые удары, какие наносят кормчие во время битвы, сами собой происходили между пустыми кораблями, носившимися по морю в беспорядке».

Приведенное описание о нападении на остров Ахилла, облеченное в мифическую форму, имеет под собой, надо полагать, реальную основу. Ведь этот остров неоднократно подвергался нападениям пиратов. Сокровища храма, конечно, разжигали алчный огонь в глазах морских разбойников. Об одном из таких нападений свидетельствует найденная на острове надпись на мраморной плите (IPE, 325). Она посвящена неизвестному лицу, имя которого, к сожалению, не сохранилось, спасшему остров от разграбления. Остров находился под покровительством Ольвии, которая и увековечила память об этом герое. Надпись гласит: «. захвативших остров для грабежа (?) эллинов перебил и бывших с ними изгнал с острова, и прибыв в город (Ольвию), оказал много важных услуг народу ольвиополитов, и за это народ его и при жизни почтил подарком, и после смерти похоронил за общественный счет. Итак, постановили народ ольвиополитов поставить ему статую, дабы деяния его оставались в памяти, и город сделал очевидным эллинам, что он и об острове имеет большое попечение (?), и по заповедям отцов, и служащих ему и живых почитает и умершим воздает достойную благодарность».

Как мы видим, приведенные сведения наглядно свидетельствуют об исключительно огромной роли острова Ахилла в жизни античного Причерноморья. Как же сложилась его дальнейшая история?

В средние века храм Ахилла был заброшен и забыт. Лишь в позднем средневековье, когда вновь пробудился интерес к античным древностям, сохранившиеся рукописи напомнили об острове Ахилла. Он был известен уже под новым названием — Фидониси, т. е. Змеиный остров.

В начале XIX в. особенно бурно началось изучение античных городов Северного Причерноморья. Ученые изучали труды древних авторов, старались отыскать развалины некогда процветавших здесь городов. Манил к себе исследователей и остров Ахилла.

В 1823 г. на острове побывал капитан Критский. В юго-западной части Змеиного на возвышенном месте перед его взором открылись развалины античного храма. Стоял еще мощный фундамент из крупных белых известняковых блоков, кое-где сохранились нижние части стен. Кругом валялись мраморные карнизы, капители, базы и барабаны каннелюрованных колонн. Критский составил план острова и нанес на него развалины храма. Этот план опубликовал в 1826 г. Г. Келер в обширной статье, специально посвященной острову Ахилла.

Вскоре на острове был установлен карантинный пост. И служившие здесь чиновники занялись любительскими раскопками. Результаты раскопок были потрясающими. В земле находили мраморные плиты с надписями, посвященными Ахиллу, большое количество монет, перстни, кольца и другие предметы. Эти находки со всей очевидностью подтверждали сведения античных авторов. Благодаря одному из энтузиастов, П. В. Соловьеву, эти находки стали поступать в музей Одесского общества истории и древностей.

В 1841 г. исследования на острове решил провести Н. Н. Мурзакевич, один из основателей Одесского общества истории и древностей. Второго июня небольшое судно «Цецилия», принадлежавшее измаильскому любителю древностей А. Сидери, под командой шкипера Панагиоти Патрикио направилось к острову. На его борту вместе с Н. Н, Мурзакевичем находились профессор естественных наук А. Д. Нордман, интересовавшийся флорой острова, художник К. Бассоли, сделавший ряд прекрасных зарисовок, П. В. Соловьев, капитан В, С. Тихонов и другие члены экспедиции.

С неописуемым трепетом и волнением ступили возбужденные исследователи на священную землю Ахилла. И тут перед их взором открылось чудовищное зрелище. На возвышенности стояли. «груды камня, сложенные в кубические сажени, и этот камень был остатки храма Ахиллова». Оказалось, что на острове начали строить маяк. И подрядчик, взявшийся за строительство, не стал затруднять себя доставкой камня с разрушающегося волнами побережья острова, а решил просто разобрать остатки храма. Как отмечает Н. Н. Мурзакевич, «этот вандализм был совершен с таким усердием, что от Ахиллова храма не осталось, как говорится, камня на камне».

Комплексная экспедиция проработала довольно успешно несколько дней. Была изучена топография местности, тщательно обследовано место, где некогда возвышался величественный храм, найдено много монет, колец, гемм, наконечников стрел, свинцовый якорь и другие интересные находки, не говоря уже об обломках амфор, чернолаковых сосудов и другой древней керамики. Результаты исследований полностью подтвердили многие сведения античных авторов об острове Ахилла.

В 1964 г. на о-ве Змеином проводились исследования под руководством Н. В. Пятышевой. Они дали много новой информации об острове. В последние годы здесь вели поиски и другие экспедиции.

В заключение хочется вкратце остановиться на одной из загадок о-ва Змеиного, которая будоражит воображение многих интересующихся его античной историей, в особенности — аквалангистов. Она связана со сведениями об имеющихся на острове пещерах. Н. В. Пятышева, например, при описании юго-западного района острова сообщает следующее: «Во многих местах этой части острова под каменистым грунтом чувствуется пустота, что позволяет предполагать наличие карстовых пещер. Вполне вероятно, что во времена Ахиллова эти пещеры использовались как тайники-сокровищницы, куда при приближении морских пиратов жрецы прятали статуи богов и драгоценности» (с. 62—63). Периодические попытки отыскать эти пещеры пока не приносят успехов. Но это не значит, что их не было вообще. Такие пещеры вполне могли существовать и, по всей вероятности, существовали.

Но они большей частью, видимо, уже разрушены в результате абразии, а сохранившиеся входы завалены оторвавшимися глыбами и обломками. И искать их следует, разумеется, учитывая более низкий уровень моря в древности.

В районе о-ва Змеиного, как, впрочем, и в других местах Черного моря, лежит также немало затонувших в древности кораблей. Так что подводные исследования здесь могут быть результативны и в этом плане. Но их должны проводить, конечно, научные экспедиции, а не аквалангисты-любители, которые могут только помогать (и, к слову сказать, активно помогают) ученым.

Будем надеяться, что новые комплексные историко-археологические и палеогеографические исследования на священном острове Ахилла откроют еще немало интересных страниц его истории.

 

ВДОЛЬ ФРАКИЙСКИХ БЕРЕГОВ

Ознакомившись с островом Ахилла, продолжим свой маршрут вдоль западного побережья моря. Справа по борту раскинулась обширная дельта Истра, которую довольно подробно опивывают многие античные географы.

Арриан в кратком перипле дает следующее описание дельты: «От так называемого Голого устья Истра 60 стадиев до второго устья, а отсюда до так называемого Прекрасного устья 40 стадиев; от Прекрасного до четвертого устья Истра, так называемого Нарака, 60 стадиев; отсюда до пятого устья — 120, а отсюда до города Истрии — 500 стадиев» (§ 35).

В полном перипле повторяются эти же сведения и дано название пятого устья — Священное. И здесь добавлено: «Отсюда начинаются прилежащие к Понту части Фракии и границы фракийцев. Все же раньше названные племена — варварские» (§ 93). Вслед за этим дана позаимствованная у Псевдо-Скимна общая характеристика реки: «Эта река Истр, называемая также Данубием, вытекает из западных стран и впадает в море пятью устьями; разделяясь на два русла, она течет и в Адрий. Она хорошо известна до земли кельтов и летом всегда сохраняет много воды: ибо зимой она прибавляется и пополняется выпадающими дождями и, как говорят, всегда получает притоки от снега и тающих льдов, но и летом также имеет ровное течение. В ней по слухам лежит много значительных по величине островов; из них лежащий между морем и устьями — не меньше Родоса; он называется Певкой (Сосновым) вследствие изобилия растущих на нем сосен. Затем за ним лежащий в открытом море вышеупомянутый Ахиллов остров» (§ 94).

Остановимся подробнее на древних описаниях дельты Истра. Дело в том, что античные географы указывают разное количество устьев реки: Тимагет и Аполлоний Родосский — три устья; Геродот, Эфор, Псевдо-Скимн, Дионисий, Арриан, Авиен, Клавдией, Присциан и др.— пять устьев; Плиний Старший — шесть. А Страбон, Овидий, Валерий Флакк, Помпоний Мела, Клавдий Птолемей, Вибий Секвестр, Солин, Аммиан Марцеллин, Аполлинарий Сидоний и др. говорят о семи устьях.

Здесь сразу же возникает несколько вопросов. В чем причина таких расхождений? Чьи сведения верны, а чьи ошибочны? Сколько же устьев действительно имел Истр?

Современные исследователи, анализируя сведения какого-то одного из географов, отмечают эти противоречия и стараются показать, что именно «их» автор дал правильное описание дельты, а другие — допустили ошибку. Но оказалось, что такие попытки оправдать «своего» географа и обвинить «чужих» совершенно неправомерны и абсолютно беспочвенны.

Как показали комплексные историко-географические исследования, причина расхождений заключается не в ошибке того или иного античного автора, а в эволюции самой дельты. Изучение материалов геологических изысканий позволили выявить общую закономерность происшедших изменений — перемещение дельты с юга на север. Происходит это в виде постепенного отмирания южных рукавов и образования новых, северных. Таким образом основное русло реки за прошедшие 2,5 тыс. лет перекочевало от южного рукава к северному.

В наиболее ранний период самый южный рукав реки протекал на месте современного оз. Разельм и выходил в море недалеко от города Истрии. Этот античный центр и был основан здесь именно по этой причине: греческие переселенцы обосновались непосредственно у устья Истра — этой крупной водной артерии, которая связывала их с глубинными районами Фракии. Но впоследствии этот рукав реки постепенно обмелел и стал отмирать. И уже через два-три столетия основным устьем реки стало Священное. А оно находилось, как указывает Арриан, в 500 стадиях (около 80 км) от города.

После того как основное русло реки «ушло» от Истрии, город потерял былую славу крупного торгового центра. Судоходство здесь ухудшилось, гавань стала неудобной для больших кораблей. Все это, разумеется, тяжело сказалось на экономике города. В дальнейшем палеогеографические изменения, обусловленные изменением уровня моря, дальнейшим обмелением рукава, иловыми и песчаными наносами и другими факторами, привели к окончательному упадку торговли. Конечно, определенную роль в этом сыграли и военно-политические причины.

Перемещение основного русла реки наглядно прослеживается и в последующие периоды. В средние века основным устьем Дуная было Георгиевское, в XVIII— XIX вв.— Сулинское, а в настоящее время 70% стока воды проходит через Килийское устье.

Выявленная закономерность перемещения основного русла Истра открывает возможности для относительной датировки имеющихся географических описаний дельты по принципу «больше устьев — позднее источник». Отсюда следует, что наиболее ранними являются сведения о трех устьях реки. Хронологически после них идут описания пяти устьев, затем — сведения о шести устьях, а самые поздние данные указывают семь устьев. При сравнении описаний с одинаковым количеством устьев более поздними следует считать те, в которых больше внимания уделяется северным рукавам. Изложенную схему, разумеется, нельзя использовать механически, так как здесь возможны отклонения, связанные с разным уровнем знакомства с дельтой и другими причинами.

Ознакомимся теперь с некоторыми, наиболее интересными описаниями дельты и существовавшего здесь острова Певка, который упомянут в полном перипле Арриана.

Аполлоний Родосский, описывая путешествие аргонавтов вверх по Истру, сообщает, например, следующее: «Ибо рекою Истром образуется некий остров по имени Певка, видом треугольный, широкими сторонами обращенный к берегам, а узким изгибом — к речному руслу; вокруг него разделяются два устья, из которых одно называют Нараком, а другое, крайнее — Прекрасным устьем, здесь Апсирт и колхи быстро устремились вперед; между тем аргонавты плыли вдали у вершины острова. Дикие пастухи покинули на лугах свои многочисленные стада из страха перед кораблями, как бы увидев зверей, выходящих из обильного чудовищами моря, ибо до сих пор не видали еще морских судов ни смешанные с фракийцами скифы, ни сигинны, ни гравкении, ни синды, живущие уже на обширной и пустынной Лаврийской равнине» (IV, 309-325).

С дельтой Истра связано и такое важное историческое событие, как переправа войск Дария во время похода на скифов. Краткие сведения об этом донес до нас Геродот: «И вот морской флот, пройдя мимо Кианей, поплыл прямо к Истру. Поднявшись вверх по реке на расстоянии двух дней плавания от моря, они начали строить мост у горла реки, с которого начинается разветвление устья Истра» (IV, 89). По этому мосту завоеватель ступил на скифскую землю. Этот же мост спас огромную персидскую армию от возмездия во время позорного поспешного бегства из Скифии. Эта переправа, которой традиционно пользовались и последующие столетия, находилась несколько восточнее современного с. Орловка. Здесь же переправлялся и Александр Македонский во время одного из походов на гетов.

Вот как описывает эти события Арриан в своем другом сочинении — «Поход Александра»: «Тогда Александр отвел свои суда и решил переправиться через Истр, чтобы напасть на гетов, живущих за Истром; он видел, что они во множестве собираются на берегу Истра, рассчитывая помешать его переправе (всадников у них было около 4000, а пеших воинов больше 10000). К тому же ему очень хотелось побывать на той стороне. Он сам сел на корабль, велел набить сеном меха, из которых делали палатки, и собрал тут же челноки, выдолбленные из одного дерева (их было великое множество, потому что береговое население ловит на Истре рыбу с этих челноков, ездит на них по реке друг к другу, и многие на них же занимаются разбоем). Собрав как можно больше этих челноков, он переправил на них столько войска, сколько было возможно при таких средствах переправы. Перешло с Александром тысячи полторы всадников и около 4000 пехотинцев. Александр овладел городом и всем, что оставили геты. Он велел Мелеагру и Филиппу переправить эту добычу, сам же разрушил город и на берегу Истра принес жертву Зевсу Спасителю, Гераклу и самому Истру за то, что он позволил ему переправиться. Еще засветло он привел всех целыми и невредимыми в лагерь» (I, 3—4). Город, который был захвачен Александром, находился у современного с. Орловка.

Довольно подробное описание дельты мы находим у Страбона: «Близ устьев Истра есть большой остров Певка; занявшие его бастарны получили название певкинов. Есть и другие острова, но гораздо меньших размеров, одни выше этого острова, другие у моря. Истр имеет семь устьев. Самое большое из них — так называемое Священное устье, по которому до Певки 120 стадиев плавания, на нижней части этого острова Дарий построил мост, хотя он мог бы быть построен и на верхней. Это устье — первое слева для плывущих в Понт, остальные же следуют по пути вдоль берега по направлению к Тире; седьмое устье отстоит от первого почти на 300 стадиев. Между устьями-то и образуются упомянутые островки. Три устья, следующие за Священным, не велики, а остальные — гораздо меньше Священного, но больше этих трех. Эфор называет Истр пятиустным» (VII, 3, 15).

Такие же интересные подробные сведения приводит Плиний Старший: «Истоки его в Германии, в горной цепи Абновы, против галльского города Раврика; много миль, именуясь Данубием, он протекает среди бесчисленных народов по ту сторону Альп, пополняясь огромным количеством вод; как только он приближается к Иллирку, получает название Истр; в него впадают 60 рек, причем половина из них судоходные; в Понт он впадает шестью обширными рукавами. Первое устье Певкийское, сразу же за ним находится и сам остров Певка, а на нем ближайшее русло, именуемое Священным, через 19 миль поглощается большим болотом. Из того же русла выше Истрополя образуется озеро окружностью в 63 мили; его называют Гальмирида. Второе устье Истра именуется Наракустома, третье — Калонстома близ Сарматского острова, четвертое — Псевдостома, затем остров Конопон Диабасис, затем устья Борионстома и Псилонстома. Все эти рукава, каждый в отдельности, настолько велики, что, как передают, они преодолевают море и на расстоянии 40 миль и там чувствуется пресная струя» (IV, 79).

Остановим свое внимание на самом острове Певка. Сопоставительный анализ имеющихся описаний в хронологическом порядке показывает, что ранние источники называют Певкой всю дельту Истра, этот огромный остров, разделенный протоками на несколько отдельных островов, а более поздние географы относят это название к наибольшему из дельтовых островов, расположенному между Священным и Наракским устьями.

Интересен вопрос о его названии. Согласно легенде, остров назван именем сарматской нимфы Певки. Влюбленный в нее Истр захватил ее в пещере и превратил в остров.

Этот остров был вполне пригоден для жилья, имел свои преимущества и поэтому его заселили бастарны, которые стали называться певкинами. В этом плане важно отметить, что в схолиях к известному римскому поэту Лукану, племяннику философа Сенеки (III, 202) и в «Описании мира» Юлия Гонория (А, 24) Певка именуется городом. Видимо, здесь существовало довольно крупное поселение, можно сказать, городской центр.

Такое основательное и долговременное обитание на острове не должно вызывать удивлений. Разумеется, в бытовом плане островитяне испытывали определенные неудобства: сырость, обилие комаров, змей, нередкие наводнения и т. д. Но здесь были плодородные земли, богатые пастбища, охотничьи угодья, прекрасные условия для рыболовства. А главное преимущество — почти полная безопасность. За водной преградой на острове можно было жить намного спокойнее, чем на материке. Ради этого спокойствия можно было поступиться некоторыми жизненными неудобствами, особенно в то тревожное время. О том, насколько тревожной была обстановка в тех районах, можно судить по словам Страбоиа о трудном положении гетов и трибаллов, которые «принуждены совершать переселения, вследствие того что скифы, бастарны и савроматы часто одолевали их, так что в погоне за вытесненными некоторые из них даже переправлялись через реку и оставались жить или на ее островах, или во Фракии; другие, напротив, переселялись с этой стороны реки, терпя притеснения, в особенности от иллирийцев» (VII, 3, 13).

С островом Певка связано одно из военных предприятий Александра Македонского, закончившееся для великого полководца неудачно. Речь идет о его попытке захватить этот остров. Как сообщает Страбон, «Александр, сын Филиппа, во время похода на фракийцев, обитавших за Гемом, вторгшись в землю трибаллов и увидев, что их область простирается до Истра и находящегося на нем острова Певка, а за рекой живут геты, дошел, как говорят, до берега реки; вследствие недостатка в судах он не мог высадиться на остров, тем более что туда бежал царь трибаллов Сирм и оказал сопротивление этому предприятию» (VII, 3, 8).

Более подробно эти события излагает Арриан в уже указанном сочинении «Поход Александра»: «Сирм, царь трибаллов, давно зная о походе Александра, заранее отправил женщин и детей трибаллов к Истру, велев им переправиться на один из островов на Истре. Остров этот назывался Певка. На этот же остров сбежались задолго до приближения Александра фракийцы, жившие по соседству с трибаллами; туда же бежал со своими и царь Сирм. Это самая большая из европейских рек; она протекает через многие и многие земли, образуя границу между самыми воинственными племенами. Большинство из них племена кельтские; в их земле Истр и берет свое начало. У самых истоков его живут квады и макоманны, потом языги, племя савроматов и потом скифы — до самого устья, до того места, где пятью рукавами Истр впадает в Эвксинское море. На Истре он (Александр.— М. А.) застал пять военных судов, пришедших к нему из Византия по Эвксинскому морю и по реке. Посадив в них лучников и гоплитов, он поплыл к острову, куда бежали фракийцы и трибаллы, и попытался высадиться, но всюду, где ни пытались пристать корабли, их встречали варвары. Судов же было мало, и войска на них немного; крутые берега мало где позволяли пристать, а река около острова, сдавленная в теснине, неслась с такой стремительностью, что стать на якорь было невозможно» (I, 2—8). Так, благодаря Певке фракийцы и трибаллы избежали поражения, а Александр Македонский потерпел неудачу.

Ознакомившись с дельтой Истра и островом Певка, перейдем теперь к дальнейшему описанию фракийского побережья. Подробные сведения о существовавших здесь античных городах, об их исследованиях можно найти в обширной специальной и научно-популярной литературе. Поэтому здесь мы ограничимся только конкретным рассмотрением сведений, приведенных в кратком и полном периплах Арриана и сжатой, самой общей характеристикой этого региона.

После довольно подробного изложения сведений об острове Белом и дельте Истра язык Арриана становится сухим и лаконичным. В кратком перипле читаем следующее: «Отсюда до города Истра 500 стадиев. Отсюда до города Томея 300 стадиев, а от города Томея до города Каллатии еще 300; здесь есть стоянка для кораблей. Отсюда до гавани карийцев 180; и земля, лежащая вокруг гавани, называется Карией. От гавани карийцев до Тетрисиады 120 стадиев; отсюда до безлюдной местности Бизоны 60 стадиев. От Бизоны до Дионисополя 80 стадиев; отсюда до Одесса — 200; здесь есть корабельная стоянка» (§ 35).

В полной редакции автор практически повторяет эти сведения и добавляет при этом небольшие отрывки из периэгесы Псевдо-Скимна о времени основания упоминаемых городов и некоторых других, незначительных фактах.

Таким образом, сведения перипла сводятся в основном к перечислению существовавших здесь городов и указанию расстояний между ними. Так же кратко описывает район и Страбон: «Итак, если идти от Священного устья Истра,. держась неизменно правой стороны, вдоль побережья материка, то в 500 стадиях будет городок Истр, основанный милетцами; затем в 250 стадиях от него — другой городок Томи, потом город Каллатии в 280 стадиях, колония гераклейцев; далее Аполлония в 1300 стадиях, колония милетцев. Большая часть этого города лежит на одном островке, где находится святилище Аполлона, откуда Марк Лукулл увез огромную статую Аполлона, произведение Каламида, и поставил в Капитолии. Между Каллатием и Аполлонией расположены Бизона, большая часть которой поглощена землетрясением, Круны, Одесс, колония милетцев, и Навлох, городок месембриев» (VII, 6, 1).

О городе Истрии уже шла речь выше. Следующий город, Томы, находился на месте современной Констанцы. Здесь, как известно, умер в ссылке знаменитый поэт Овидий. С Каллатисом мы коротко познакомились в одной из предыдущих глав при рассказе о «черноморском треугольнике». Гавань карийцев находилась у современного мыса Шабла. Как свидетельствует ее название, она была основана карийцами, которые жили на побережье Малой Азии, недалеко от Милета. Тетрисиада, или Тиризис в полном перипле, локализуются у современного мыса Калиакра (т. е. Прекрасный мыс). Уничтоженный землетрясением город Бизона находился на месте современной Каварны. Город Круны—Дионисополь был там, где сегодня раскинулся известный курорт Балчик. Одесс, крупный античный центр Западного Причерноморья, находился, как уже говорилось, на территории современной Варны. Напомню, что это второй город с таким названием. Первый Одесс был расположен, как отмечалось ранее, у устья Тилигульского лимана.

Далее Арриан сообщает в кратком перипле: «От Одесса до подгорий Гема, простирающихся до Понта, 860 стадиев; здесь есть и корабельная стоянка. От Гема до города Месембрии 90 стадиев; корабельная стоянка, От Месембрии до города Анхиала 70 стадиев, а от Анхиа-ла до Аполлонии — 180. От Аполлония до Херсонеса 60 стадиев; тут корабельная стоянка. От Херсонеса до Авлеевой стены 250 стадиев, а отсюда до берега Тиниа-ды — 120.

От Тиниады до Салмидесса 200 стадиев. От Салмидесса до Фригии 330 стадиев, а отсюда до Кианей — 320. Это те самые Кианей, о которых поэты говорят, что некогда они были блуждающими и будто первым прошел между ними корабль Арго, который привез Ясона к кол-хам. От Кианей до святилища Зевса Урия, где устье Понта, 40 стадиев. Отсюда 40 стадиев до гавани так называемой Неистовой Дафны, а от Дафны до Византия — 80. Вот что находится на пути от Киммерийского Боспора до Фракийского Боспора и города Византия» (§36-37).

А в полном перипле Арриан, как и в предыдущем отрывке от Истра до Одесса, в основном повторяет эти сведения и добавляет другие из сочинения Псевдо-Скимна.

Сведения Арриана необходимо сопоставить с описанием этого участка Страбоном. Географ пишет следующее; «Далее следует гора Гем, простирающаяся до здешнего моря; затем Месембрия — колония мегарцев, прежде Менебрия (т. е. Менаполь, так как его основателем был Мена;, бриас» же по-фракийски означает „город»), потом следуют городок Анхиала, принадлежащий аполлонийцам, и сама Аполлония. На этом побережье лежит мыс Тиризис — место, укрепленное самой природой, которое служило некогда Лисимаху казнохранилищем. От Аполлонии до Кианеев опять около 1500 стадиев, а в промежутке находятся Финиада — местность, принадлежащая аполлонийцам (Анхиалой также владели аполло-нийцы), а также Финополь и Андриака, примыкающие к Салмидессу. Салмидесс — это пустынный, каменистый морской берег, без гаваней, широко открытый северным ветрам; он тянется почти на 700 стадиев в длину до Кианеев; потерпевших здесь кораблекрушение грабят асты — одно из фракийских племен, живущих над этим берегом. Кианей — это островки, лежащие при входе в Понт: один ближе к Европе, а другой — к Азии» (VII, 6, 1).

Сравнение этих описаний показывает, что одним из источников Арриана пользовался также и Страбон, который сократил его, округлил имеющиеся цифры, как обычно, а затем скомпилировал с другими данными. Арриан, по всей видимости, сократил этот источник еще больше, чем Страбон, но при этом строго сохранил промежуточные расстояния между указанными пунктами. Таким образом, их тексты взаимно дополняют друг друга, воссоздавая обрывки не дошедшего до нас географического сочинения.

Следует отметить, что некоторые из названных здесь пунктов в несколько искаженном виде сохранили свое название до сих пор. Гем — это современный мыс Эмине. Город Месембрия — ныне Несебыр.

Несколько слов об Аполлонии. Этот крупный античный город находился на месте нынешнего Созополя. Выгодное географическое и военно-стратегическое положение способствовало его быстрому экономическому развитию и процветанию. Аполлония занимала ведущее положение в округе и была важным торгово-экономическим центром.

Салмидесс, как уже говорилось, был печально известен пиратскими разбоями жителей побережья. Сообщение Страбона об этом ярко дополняет Ксенофонт в своем сочинении «Анабасис»: «Здесь многие из плывущих по Понту кораблей садятся на мель, их прибивает затем к берег-у, так как море тут на большом протяжении мелководно. Фракийские племена, живущие в этих местах, отмежевываются друг от друга столбами и грабят корабли, выбрасываемые морем на участок каждого из них. Там нашли много кроватей, сундуков, книг и других вещей, которые моряки обычно перевозят в деревянных ящиках» (VII, 5).

На этом Арриан в кратком перипле заканчивает свое изложение. В полном же перипле он дает в заключение некоторые итоговые цифры: «Всего от Священного устья реки Истра до святилища Зевса Урия, или устья Понта, 3640 стадиев, 485,3 мили. От реки Борисфена. называемой также Данаприем, до святилища Зевса Урия 5600 стадиев, 746,6 мили. От Херсона до святилища Зевса Урия 8900 стадиев, 1186,6 мили. От деревни Порт-мии, лежащей на краю европейских частей Понта, на устье Меотийского озера или так называемого Киммерийского Боспора, до святилища Зевса Урия 11100 стадиев, 1480 миль.

Говорят, что путь вдоль европейских берегов Понта равен объезду азиатских частей Понтийского моря.

От святилища Зевса Урия до Амиса 4660 стадиев, 621,3 мили; от Амиса до реки Фасиса 3802 стадия, 507 миль; от реки Фасиса до устья Меотийского озера, или Ахиллова селения, 4025 стадиев, 536,6 мили; так что выходит, от святилища Зевса Урия до устья Меотиды 12487 стадиев, 1665 миль.

В общем итоге весь объезд Эвксинского Понта, т. е. правых частей Понта вдоль Азии и левых частей Понта вдоль Европы, от святилища Зевса Урия составляет 23587 стадиев, 3145 миль.

Кроме того, объезд Меотийского озера составляет 9000 стадиев, 1200 миль» (§ 117-118).

Эти итоговые расстояния названных участков понтийского побережья автор полного перипла подсчитал сам. Они представляют собой сумму промежуточных расстояний, которые в отдельных случаях, как мы не раз уже убеждались, расходятся с данными краткого перипла и взяты из разных источников.

Приведенные цифры дают возможность проверить конкретные описания и обнаружить имеющиеся в тексте пропуски. Об одном из них, в результате которого на пути от Херсонеса к Ольвии «недостает» 300 стадиев, уже шла речь. Кроме того, выявляются некоторые мелкие неточности.

Итак, мы вместе с автором рассматриваемого перипла совершили круговое плавание по Понту Эвксинскому от святилища Зевса Урия и вновь вернулись к этому пункту. Теперь на основе сделанных наблюдений, сопоставлений и всестороннего анализа имеющихся данных подведем некоторые итоги.

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Приведенные в этой книге сведения по античной географии Черного моря, о мореплавателях той эпохи, древних городах и поселениях, о племенах, населяющих земли Причерноморья позволяют сделать ряд важных выводов.

Один из них касается вопроса об авторстве перипла Черного моря. Детальное изучение имеющихся данных приводит нас к выводу о том, что перипл Арриана и так называемый перипл Анонимного автора (перппл Псевдо-Арриана) — это не два разных произведения, а краткая и полная редакции сочинения Арриана. Обе редакции выполнены самим Аррианом. Краткая была составлена как отчет императору Адриану об инспекционном плавании в восточной части Понта Эвксинского. Затем этот текст был дополнен и расширен, в результате чего появилась полная редакция.

Перипл Арриана — одно из наиболее полных, обобщающих античных произведений о побережье Черного моря. Это интереснейшее сочинение содержит еще немало загадок, интересных проблем и нерешенных вопросов. В нем еще много дополнительной, «скрытой» информации, которую можно выявить путем дальнейшего сопоставительного анализа с другими античными трудами. Эти ценнейшие сведения далеко не полностью использованы для решения важных вопросов древней истории Причерноморья.

Стоящие задачи могут быть решены только в результате дальнейшего комплексного изучения письменных, археологических, палеогеографических и других данных. Здесь необходимы целенаправленные планомерные полевые и подводные работы. Исследования в этом направлении наталкиваются на ряд серьезных трудностей. Дело в том, что проблемы античной географии выпадают из круга традиционной научной тематики. Этими вопросами лишь время от времени занимаются только отдельные ученые. Для дальнейшей плодотворной работы необходимо создать специальный отдел, который объединил бы усилия различных специалистов в области историко-археологических и геолого-географических дисциплин. Комплексная разработка стоящих проблем, четкое планирование и координация исследований значительно подняли бы уровень развития этой интереснейшей области науки.

Десятки античных городов и поселений частично или полностью находятся под водой. Для их поисков и изучения необходимы подводные исследования. Но подводная археология развивается крайне медленными темпами и в очень скромных масштабах. Между тем важность и перспективы этого направления очевидны и не вызывают никаких сомнений специалистов. Для дальнейшего развития подводных историко-археологических исследований также необходимо создание специального отдела.

Комплексные работы приносят также новые важные данные для геолого-географических наук. Полученные результаты дают возможность полнее и детальнее понять процессы повышения уровня моря, опускания суши, разрушения берегов, накопления осадков, изменения берегов, перемещения устьев рек, образования лиманов, озер, изменения климата, окружающего ландшафта и др.

Планомерные комплексные историко-археологические и палеогеографические исследования, несомненно, приведут к новым интересным открытиям, помогут разгадать многие тайны античной истории и географии Причерноморья.

шторм на черном море

————————————
(Опубликовано: М. В. Агбунов. Античная лоция Черного моря. Москва, «Наука», 1987 г. Ответственные редакторы — доктор исторических наук И. Т. Кругликова, доктор географических наук Н. А. Хотинский.)

————————————

агбунов михаил

Агбунов Михаил Васильевич

 

 

Об авторе:

Агбунов Михаил Васильевич
(1952-2009)
Украинский ученый болгарского происхождения (г. Одесса).

Археолог и историк, писатель, общественный деятель, автор научных и научно-популярных трудов.

Рубрика: История, Черное море | Метки:

Пост от shabolat

опубликовано августа 2, 2011.
Просмотров. 1 963 views Times so far.

Поиск по сайту

Навигация



http://matureamateur.us/