Грустно быть Великим. Часть 6-я

Борьба за ликвидацию турецкого влияния в Мунтении происходила одновременно с борьбой против захвата турками самой Молдовы. После того, как Венеция подписала мир с султаном, Османской империи на море уже никто не противостоял. Закончилось тем, что в 1484 году турки все таки захватили молдавские приморские крепости Килию и Четатя Албэ.

Казими́р IV Ягеллон (польск. Kazimierz Jagiellończyk) - король польский с 25 июня 1447 года

Это обстоятельство еще сильнее ухудшило отношения Молдовы с Польшей. Польскому королю совсем не нужно было самостоятельное молдавское государство, сопротивляющееся турецкой угрозе. В таких условиях торговля развиваться не могла. Короля удовлетворяли два варианта. Первый выясняется из того факта, что еще перед Рэзбоенским сражением он направил письмо султану, которое можно расценить только как заключение тайной сделки, позволяющей султану делать с Молдовой, что он пожелает. Если бы султан покорил Молдову, Польша получила бы общую границу с Турцией и договаривалась о торговле с ней напрямую. Второй вариант был еще привлекательнее — захватить Молдову самому. В этом случае польский король получал не только общую границу с Османской империей, но и выход к Черному морю. Конечно заманчиво было бы создать империю, имеющую выход и в Балтийское море и в Черное! Однако сделать это сумела только Россия, причем гораздо позднее. Во времена Штефана она делала только первые шаги на своем пути к превращению в великую империю.
Не выполняя своих обязанностей по отношению к Молдове, считавшейся вассалом Польши, польский король тем не менее настаивал на соблюдении Молдовой обязательств по отношению к ней. Короля беспокоило и то, что Штефану пришлось сблизиться с Венгрией, и то, что он уступил туркам приморские области. Король потребовал от Штефана прибытия к нему для дачи личной вассальной клятвы. Зависимый государь обязан был делать это по первому же требованию своего сюзерена, за исключением случаев, когда чрезвычайное положение в стране не позволяло ему отлучиться. В течение десятилетий Штефан уклонялся от клятвы, ссылаясь на чрезвычайные обстоятельства. Это было правдой — Молдова практически постоянно находилась в состоянии войны или ожидала ее. Но пришло время, и откладывать клятву стало невозможно. В конце 1485 года Штефан отбыл в Коломыю.
Пользуясь отсутствием господаря и используя захваченные приморские области как плацдарм, турецкий корпус совершил набег на территорию Молдовы, добравшись до ее столицы, Сучавы. Город был разорен и сожжен, но две крепости, составлявшие защищенное ядро города, устояли. Штефан срочно вернулся в страну, созвал войско и изгнал турок из Молдовы, нанеся им поражение в битве возле озера Кэтлэбуга. Несмотря на первоначальный успех турецких войск, общий результат военных действий был расценен современниками как победа Штефана.
В 1486 году произошел еще один турецкий набег. Молдавская армия остановила и разбила агрессоров при Скейе. Первая половина дня сражения складывалась не в пользу Штефана. Сам он был ранен и полдня пролежал среди мертвых тел, притворяясь мертвым. И тем не менее, молдавская армия все же взяла верх и очистила поле боя. Штефана разыскали и спасли.
Во время всех этих событий помощь от Польши, на которую Штефан надеялся после принесения личной клятвы королю, так и не пришла. Особенно ехидно отзывался по этому поводу Матиаш Хуньяди, сам никогда не выполнявший обязательств перед Молдовой. А затем последовало заключение польско-турецкого соглашения 1487 года, и стало ясно, что Польшу следует считать не союзником, а противником. Штефан в одностороннем порядке аннулировал присягу, принесенную королю, для этого пришлось обратиться к папе римскому, и, как в начале своего правления, отправился отвоевывать Покутье. Отзываясь о своих христианских соседях в одном из писем, Штефан написал, что они «еще хуже турок».
В 1490 году умер Матиаш Хуньяди. Прямых наследников после него не осталось, а желающих усесться на его место было предостаточно. В итоге, венгерским королем стал Владислав Ягеллон, сын польского короля Казимира IV. Казимир так же вскоре скончался, а трон его унаследовал второй его сын, Иоанн Альберт. Третьего из братьев, Сигизмунда, решили сделать королем Молдовы. Это был шанс создать на основе Польши новую империю.
В 1497 году, под предлогом попытки отобрать у Турции Килию и Четатя Албэ, польское войско вошло на территорию Молдовы. Возражать Штефан права не имел, но оказалось, что, вместо марша к южным границам, поляки подошли к Сучаве, попытавшись ее осадить.

Тронная крепость, которую безуспешно осаждал польский король

Штефана в столице не было. Он созвал войско, призвал на помощь союзника — трансильванского воеводу, и окружил осаждавших.
Воевода Трансильвании уговорил Штефана не уничтожать польскую армию и Штефан выдвинул полякам ультиматум, одним из главных пунктов которого, было требование вернуться в Польшу той же дорогой. Это должно было исключить новые грабежи и заставить польскую армию поторопиться, поскольку на пути следования остались дочиста разграбленные территории.
Однако польская армия двигалась медленно, ведь ее сопровождал обоз в 6 тысяч повозок с вооружением, личными вещами рыцарей и награбленной добычей. Поляки везли с собой около двухсот пушек, из которых они обстреливали Сучаву, из них две просто грандиозные, их тащили каждую по 50-60 лошадей. Выдвинутое Штефаном условие, армия нарушила в районе Козминского леса. Получив формальный повод напасть на врага, Штефан воспользовался им, окружил и разбил поляков. Сам король в сопровождении небольшого отряда самых знатных рыцарей двигался другим путем и быстрее, чем его войско, поэтому избежал гибели. Литовский великий князь, направлявшийся на подмогу королю, остановился после того, как по просьбе Штефана русский великий князь Иван III направил ему послание, в котором предупреждал, что нападение на Молдову будет расценено как враждебное действие по отношению к России. Единственное, что сделали литовцы, это уже после сражения послали отряд в 600 всадников, чтобы защитить польского короля во время отступления. Этот отряд был уничтожен, как только переправился на молдавскую землю. Разбив польскую армию и прогнав ее из страны, Штефан не успокоился. Он посчитал справедливость восстановленной только после того, как на следующий год совершил опустошительный рейд на польскую территорию. На этот раз он не обошелся Покутьем, конники Молдовы добрались аж до Львова.
Победа в Козминском лесу снова отозвалась по всей Европе. В очередной раз доказав силу, Штефан укрепил свой и без того огромный авторитет. После этих событий, или можно сказать — вследствие их, были заключены новые договоры с Польшей, а затем и с Венгрией. На этот раз договоры были абсолютно равноправными. Про вассальные отношения было забыто.

Продолжение следует…

Пост от damla

опубликовано июля 26, 2011.
Просмотров. 417 views Times so far.

#




Поиск по сайту

Свежие записи

Навигация



http://matureamateur.us/