Курган киммерийских царей

«Бессарабские легенды» Автор Мисюк В.С. (1936-2001 г.г.)

В западной части нынешнего города Белгорода-Днестровского, что в Одесской области Украины, на бывшей его окраине есть район, издавна носящий название «Вершина». Это обширный, сглаженный временем холм, который вдоль и поперек пересекает несколько улиц с одноэтажными усадьбами. Удивительную легенду поведал об этом месте древнегреческий историк Геродот в своей знаменитой «Истории», который путешествовал в Скифию две с половиной тысячи лет назад. Легенду эту слыхал он от местных жителей, — уже тогда была она древней и загадочной:
В четвертой книге «Истории», которая называется «Мельпомена», Геродот рассказывает: «С приближением скифов киммерийцы стали держать совет, что им делать перед лицом многочисленного вражеского войска.» И вот на совете мнения разделились. Хотя обе стороны упорно стояли на своем, но победило предложение царей. Народ был за отступление, полагая ненужным сражаться с таким множеством врагов. Цари же, напротив, считали необходимым упорно защищать родную землю от захватчиков.
Итак, народ не внял совету царей, а цари не хотели подчинится народу. Народ решил покинуть родину и отдать захватчикам свою землю без боя, цари же, напротив, предпочли скорее лечь костьми в родной земле, чем спасаться бегством вместе с народом. Ведь царям было понятно, какое великое счастье они изведали в родной земле, и какие беды ожидают изгнанников, лишенных родины.
Приняв такое решение, киммерийцы разделились на две равные части и начали между собой борьбу.
Всех павших в братоубийственной войне народ киммерийский похоронил у реки Тираса (могилу царей там можно видеть еще и поныне ). После этого киммерийцы покинули свою землю, а пришедшие скифы завладели безлюдной страной».
Так передает местное придание отец истории Геродот. А вот как рассказывается оно жителями Белгорода — Днестровского, бережно сохраняемое в памяти поколений (в передаче писателя П. И. Наниева):
— Два великих киммерийских племени жили недалеко друг от друга. Одно из них возглавлял царь Аварис. Обитало оно на берегу Тираса — Днестра, а сам Аварис жил в городе на берегу. Другое, с царем Дором во главе, располагалось на берегу Истра — Дуная. Оба племени жили в дружбе и согласии, потому что у них было много общего — степь, зеленая трава, яркое солнце. У них была одна Родина. Дружили их цари, Аварис и Дор, часто пировали вместе и от врагов отбивались тоже вместе. Вместе выпасали скот люди обоих племен, вместе ходили на зверя и ловили рыбу. И вместе молились великому и вечному Роду — Богу всего Сущего.
Парни племени Авариса брали в жены девушек племени Дора, кобылицы Дора приводили жеребят от жеребцов Авариса. Праздник одного племени был праздником другого, а горе всегда делили пополам.
Так и жили бы мирные киммерийцы, если бы не пришельцы с Востока. Это были свирепые кочевники, которых вел на Запад их вождь Тарсак. Жадный, хитрый и надменный, он давно уже зарился на пастбища Авариса и Дора. Подойдя к Днестру, он остановил своих воинов и крикнул, выбросив руку вперед:
— Там сочная и густая трава для наших коней, там кабаны и сайгаки для наших желудков, там прозрачная вода ручьев для утоления жажды, там рыжеволосые жены для вас, воины!
Рев одобрения был ему ответом.
— Но там, — продолжал Тарсак, дождавшись тишины, — и храбрые киммерийцы. Если их не разъединить, мы не сможем одержать победу: Как их разъединить?
И тут приблизился к нему Седобородый и что-то зашептал на ухо. Слез с коня Тарсак, приказал раскинуть шатер и надолго уединился в нем с Седобородым. А потом вышел и велел отправить посла. Послу был вручен кожаный пояс и подведен конь.
С тревогой следили Аварис и Дор за приближающимся одиноким всадником. Вскоре спешился посол перед двумя царями, молча положил к их ногам кожаный пояс и тотчас ускакал обратно, не вымолвив ни единого слова. Удивились цари его непонятному поступку и велели слугам развернуть оставленный пояс. А когда пояс был развернут, увидели цари вырезанные на нем загадочные знаки — символы: три изображения Солнца, три изображения Луны, меч и человеческий череп.
Долго ломали они головы над таинственными картинками, но так и не пришли к одному выводу. И решили тогда показать пояс Седоголовому, жившему в городе. Взглянул старый мудрец на пояс, помолчал в раздумьи, а потом сказал обоим царям:
— Три солнца и три луны означают три дня и три ночи. Меч и череп — это война и смерть. Символы эти следует так понимать: грозный вождь кочевников требует отдать ему наши земли, наши пастбища и наши города. Три дня и три ночи дает он нам на раздумье. И если не покоритесь вы его воле, то поднимет он меч войны, и найдете вы смерть от меча его.
Глянули друг на друга Аварис и Дор, а затем поспешили на совет к своим людям. Всю ночь не сомкнули глаз, а потом вернулись друг к другу, чтобы обменяться мнениями и принять окончательное решение.
Большой Совет открыл Седоголовый, разъяснивший людям смысл знаков, вырезанных на кожаном поясе, который привез посол Тарсака. После некоторого молчания кто-то выкрикнул:
— Пусть скажут цари!
Тогда вперед выступил Аварис и сказал твердо, поклонившись народу:
— Будем биться с пришельцами, не отдадим им родной земли, где стоят наши города и где покоятся в земле наши предки. Смерть врагу!
— Смерть врагу! — эхом отозвалось среди людей его племени. Люди Дора выжидательно молчали, ожидая слов своего царя. Дор шагнул вперед, встал рядом с Аварисом и промолвил негромко и грустно:
— Нет , нельзя этого делать. У врага много всадников и скакунов быстроногих, не одалеть нам грубой презренной силы. Лучше обоим нашим народам со своими табунами за Истр уйти. Не желаю я кровавого побоища, не хочу проливать кровь ни свою, ни чужую. Брат Аварис, братья, уйдем с табунами за Истр!
— Пришельцы наглы и кровожадны, как звери. Отдадим им нынче эти земли, они завтра потребуют другие, новые. И не будет конца нашим бедам. Нет, брат Дор, надо драться с проклятым Тарсаком. Встанут бок о бок люди твои и мои, встанут кони твои и мои, вынем из ножен наши мечи, а из колчанов быстрые стрелы. Пустим в дело оружие наше! Или не тверда рука воинов твоих и моих, или не зорки их глаза, или не мужественны их сердца? Не страшусь я кочевниковю, общей силою разобьем мы их, защитим наших жен и детей, наши степи и города, не дадим врагу глумиться над прахом наших предков!
Так говорил храбрый Аварис, и его теперь уже поддерживали воины обоих племен громкими криками одобрения.
— Я уйду со своими табунами за Истр, не желаю напрасно сражаться с презренными кочевниками, — стоял на своем Дор. — Я хочу сохранить мужей их женам и отцов их детям.
Прекратились крики, задумались люди. Но тут крикнул кто-то из толпы:
— Это черная измена! Дор и его люди — трусы, они бояться Тарсака! Позор им!
— Позор! — поддержали его воины Авариса и выхватили мечи из ножен.
— А вы глупцы! — отвечали им люди Дора. — Наш царь мудр и не желает ненужной крови. Мы уходим!
— Измена! Измена! Позор! Предатели! Трусы!
И вот уже сверкнули на солнце первые мечи, и первые жертвы пали на землю.
— Эй, люди Дора! — тревожно разнеслось по степи. — Наших воинов убивают! На помощь!

киммерийцы

Киммери́йцы (лат. Cimmerii, др.-греч. Κιμμέριοι) — племена, вторгшиеся в Закавказье во второй половине VIII и завоевавшие некоторые районы Малой Азии в VII вв. до н. э. Также условное название доскифских культур Северного Причерноморья эпохи железа.

Пост от shabolat

опубликовано июля 29, 2011.
Просмотров. 1 409 views Times so far.

#




Поиск по сайту

Свежие записи

Навигация



http://matureamateur.us/