Скифская могила

«Бессарабские легенды»
Автор Мисюк В. С. (1936-2001 г. г.)

На 290 заседании Одесского общества истории и древностей профессоры А. А. Кочубинский и Э. Р. Штерн сделали сенсационное сообщение. Вот их дословный отчет, опубликованный в ХIХ томе знаменитых «Записок Одесского общества истории и древностей за 1896 год»: «14 сентября 1895 года мы отправились в Аккерман для осмотра древнего склепа, открытого в курганной насыпи вблизи города. Эта территория — частная собственность еврея Ицки Зусмана. Владелец устроил на своем участке каменоломню и с целью добывания камня и строительного песка снес левую сторону большого кургана. В середине кургана и открыт был склеп. Склеп построен на большой горизонтальной скале, и над постройкой сделана была насыпь считая от фундамента вышиной 5 метров 32 сантиметра. Склеп состоит из двух правильных прямоугольников. Первый — передняя комнатка, второй — камера для гробницы. Внутренняя часть стен и свода покрыта известковой штукатуркой, в которую каким-то острым инструментом врезаны очень своеобразные неправильные орнаменты. В сравнении с ними способ древнейшей Троянской Микенской орнаментации является гораздо развитее. Орнамент в склепе скорее всего похож на подражание узору древесины.
С опытностью в воздвижении каменных построек резко контрастирует своеобразность орнаментики, свидетельствующая о мало развитом художественном вкусе или нежеланием отступить от унаследованных и освященных обычаем образов. Гробница расхищена. В склепе, видимо, похоронены были весьма знатные особы:».
Этот склеп и сегодня стоит у стены, ограждающей территорию Белгород — Днестровского морского торгового порта. Местные жители издавна называют его Скифской могилой. Даже несмотря на то, что ученые установили, что склеп изготовлен римлянами в первом веке нашей эры и повесили соответствующую табличку. Единственное, что смущает ученых до сих пор, — как совместить высокую технику кладки с примитивным растительным орнаментом, врезанным на внутренней части стен и свода.
Все объясняет легенда о Скифской могиле. Когда римский поэт Овидий волею судьбы и императора Августа попавший в бессарабские степи, оказался среди гетов, они окружили его заботой. А когда выучил он их язык и стал слагать свои чарующие песни на их певучем наречии, восторгу гетов не было предела. Они учили наизусть его песни и передавали их друг другу так же бережно, как самые уважаемые в народе сказания своей истории. Однажды сказали Певцу, что его песнями заинтересовалась внучка гетского царя Биребисты огненнокударя Зоя. Много рассказов об этом легендарном царе, на равных воевавшем с римлянами и умершем несколько десятков лет назад, слышал Овидий. И захотел он познакомиться с внучкой великого воина и правителя. Зоя жила в Тире, которую геты отвоевали у греков.
Добраться до этого древнего города, в котором он уже бывал не однажды, Овидию не составило труда. Увидев внучку царя, Овидий был ошеломлен. Зоя была высокого роста. Свою гордую осанку и огненные волосы она унаследовала от отца — гета, сына царя. А колдовские черные очи ее, природный дар матери — гречанки, привораживали не только любого юношу, но и умудренного мужа, стоило им только раз увидеть их темное пламя. Когда они встретились, Овидию было уже около шестидесяти лет, а ей только двадцать пять. Овидий был так поражен ее красотой, что при первых встречах молчал и лишь вглядывался в глубину ее глаз. Зоя досадливо пожимала плечами и говорила своим восторженным подругам в ответ на их расспросы: «Не понимаю, что вы находите в этом римляне? И за что только его любят женщины?».
Но вот Овидий принес первую, посвященную ей элегию и начал читать:

В твоих глазах, как отраженье битвы
Кипит огнем небесная гроза.
И я молю богов в своих молитвах
Явить мне вновь волшебные глаза.

Он читал волнуясь, не глядя на нее, боясь сбиться, страшась, чтоб не прервала, не ушла. А она слушала, и румянец вспыхивал на ее щеках, и трепетали тонкие пальцы ее рук, и громко стучало ее сердце. Это было какое-то наважденье, но оно было так приятно, что девушка не раздумывая покорялась ему. Кончилось все это тем, чем и должно было кончиться — они полюбили друг друга. Посещения Овидием Тиры стали так часты, что это заметили все окружающие. Их двоих нередко можно было видеть невдалеке от города, сидящими на скале у быстротекущего Тираса. Когда они сидели так вдвоем, то забывали и о времени и об окружающем их мире.
А потом наступил конец их недолгому счастью. После тайного свидания Овидия с Германиком по приказу римского императора Певец был отравлен. Невозможно описать горе Зои. Она приказала соорудить на скале, где они так любили сидеть вдвоем, гробницу, причем погребальную камеру повелела сделать для двух человек. И пока специально присланные римские мастера сооружали усыпальницу, она никого не подпускала к телу любимого. А как только гробница была закончена, она сказала: «Положите меня рядом с ним» — и тут же умерла!
Ее воля была исполнена. А местные мастера в память о гетской царевне украсили внутреннюю часть стен и свода римской гробницы древним священным орнаментом своего народа:

Пост от shabolat

опубликовано августа 6, 2011.
Просмотров. 819 views Times so far.

Поиск по сайту

Навигация



http://matureamateur.us/