Остров Тирагетов

«Бессарабские легенды» Автор Мисюк В.С. (1936-2001 г.г.)

Сначала геты и бессы жили на Балканах. Но, теснимые Александром Македонским, они вынуждены были уйти от родных очагов. А поскольку македоняне теснили их с запада, то они в поисках лучшей доли пошли на восток к морю. Так и пришли в наши земли и остановились тут, потому что дальше некуда было идти. Да и незачем — в степях между Истром и Тирасом росла зеленая сочная трава в пояс и выше, земля давала два урожая в год, а в обеих реках водилось столько рыбы, что она сама выпрыгивала на берег.
Обо всем этом и о многом другом гетам и бессам рассказали скифы, местные жители. Поскольку оба племени пришли с опущенными луками и зачехленными колчанами, скифы встретили их как братьев и предложили поселиться рядом с ними — места в степи хватало всем. Гетам пришелся по душе быстрый Тирас, и они остановились по обоим берегам его. Бессы расселились южнее, ближе к морю и Истру. С тех пор местность, где поселился этот свободолюбивый народ, так и называется — Бессарабия.
Геты, поселившиеся на Тирасе, стали зваться тирагетами. На западном берегу Тираса они для защиты своих поселений построили Змиев вал. Пришли геты и в Тиру. Тиряне отдали им остров напротив города, откуда постепенно сами переселились в эллинскую Тиру. Тирагеты построили на острове новые дома, обнесли их каменной стеной по всему берегу для защиты от врагов.
Геты превратили свой остров в сплошной сад. Персиковые и яблоневые деревья соседствовали с вишней и черешней, а рядом с абрикосовым деревом росло ореховое. Ну и конечно же, повсюду были кусты винограда, который привезли сюда финикийцы с берегов Средиземного моря. Все это росло, зеленело, цвело, давало плоды. В ветвях деревьев пели птицы и шелестел ветер. Это был настоящий рай, созданный упорным человеческим трудом.
Слава об острове тирагетов постепенно распространилась по всей Ойкумене. Геты охотно принимали гостей, гордясь и радуясь делу рук своих. Но враг рода человеческого, Сатана, не мог допустить, чтобы где-то люди жили абсолютно счастливо. Он поселил черную зависть в сердцах некоторых римских военачальников. Одного из них, молодого и дерзкого, звали Луций Марцелл. Побывав несколько раз на острове тирагетов, Марцелл задумал с помощью своих воинов захватить его и превратить в личное владение. Собрав однажды в казарме воинов своей кагорты, Марцелл сказал так:
— Храбрые воины, друзья! Здесь, в Тире мы живем на одно жалованье. А напротив, рукой подать, находится рай, занятый дикарями. Почему дикари должны жить лучше благородных римлян? Давайте переправимся на остров и выкинем их оттуда!
Ответом ему было молчание. Наконец встал один старый воин, лицо которого изрезали шрамы, и ответил осторожно:
— Но, может быть, мы бы смогли жить там, не выгоняя хозяев? Ведь свой рай они сделали своими руками и своим трудом.
— Остров слишком мал, — возразил Марцелл, — мы все там не поместимся. Или геты или мы, третьего не дано.
Долго думали и спорили римляне. И все-таки уговорил их хитрый Марцелл, пообещав уладить дело без кровопролития. Лишь старый воин со шрамами на лице и еще несколько ветеранов не поверили ему и остались в Тире. Марцелл купил у местных рыбаков несколько лодок-плоскодонок. Выбрав ночь потемнее, он и верные ему воины погрузились в лодки и отплыли к острову. Сторожевой заметил их, когда лодки ткнулись носами в прибрежный песок. Он окликнул напрошенных гостей, но тут же упал, пронзенный стрелой. Его возглас, однако, был услышан. Геты проснулись, зажгли факелы и приготовились обороняться.
— Вперед! — крикнул Луций Марцелл, обнажая меч. — Вперед, друзья, дорога каждая минута!
— Но ты нам обещал, что кровопролития не будет, — возразил молодой воин. И тут же упал, сраженный стрелой гета.
Остальные, увидев гибель своего товарища устремились вслед за своим начальником. Марцелл был храбрым и хладнокровным воином, да и за ним шло много хорошо вооруженных людей: на каждого взрослого защитника острова приходилось по четыре римлянина. Продвигаясь вглубь острова, римляне поджигали факелами дома его жителей, так что вскоре ночь превратилась в день от огня пожаров. Падали один за другим защитники острова тирагетов под ударами тяжелых римских мечей и длинных копий.
И тогда гетские женщины взмолились речному богу Тираса, прося защитить их и их детей и спасти им жизнь. Услышал бог их мольбу. Поднялся он с речного дна, встал во весь свой рост и трижды ударил по воде блестящим трезубцем. И случилось чудо. Перекрывая шум битвы, загремел гром, заблистали молнии. Дрогнула земля острова и раздвинулась, открывая широкий подземный ход. В него и устремились тирагеты: сначала женщины с детьми и старики, а за ними мужчины — геты, оставшиеся в живых. Когда последний из них поспешил вниз по каменным ступеням, освещенным молниями, снова ударил речной бог трезубцем по воде. И сдвинулась, и закрылась земля острова. И остановились на том месте римляне в страхе и сомнении. Уже хотели возвращаться они обратно, как вдруг хлынул такой дождь, что его стена преградила им путь. Взволновался, забушевал седой Тирас, вышел из берегов, и в его волнах утонул весь римский отряд Луция Марцелла вместе с ним.
Дождь шел несколько дней и ночей подряд. В Тире началось наводнение. Рыбаки и ремесленники Нижнего города, прихватив свои пожитки, стали покидать свои дома, затопляемые и разрушаемые водой. Тирас бушевал, воды его поднимались день ото дня, разливаясь по степи. А когда небо очистилось от черных туч, и дождь, наконец, прекратился, изумленные тиряне увидели напротив своего города широкое голубовато — серое озеро, в глубинах которого скрылся остров тирагетов. Так образовался Днестровский лиман.
Люди говорят, что до сих пор живут под землей потомки тирагетов, защитников острова. И когда на земле прекратятся войны, снова поднимется из вод Днестровского лимана остров, выйдут из подземелья его обитатели и заживут там той же счастливой жизнью, какой жили их предки до прихода захватчиков.

Пост от shabolat

опубликовано августа 1, 2011.
Просмотров. 943 views Times so far.

Поиск по сайту

Навигация



http://matureamateur.us/