Первая фундаментальная монография по истории Белгородской крепости

Автор: Марьяна Шлапак
Название: «Белгород-Днестровская крепость»
Исследование средневекового оборонного зодчества
Издательство: «ARC» 2001 год
ISBN: 9975-61-180-X
***
Белгород — древнейший город Днестровского — Прутского междуречья, расположенный на правом берегу Днестра в 20 км от Черного моря.
Исторические и археологические материалы подтверждают существование самых ранних этапов его развития: позднеклассического и эллинистического времени (VI в. до н. э. — I в. н. э.), римского и позднеантичного времени (Iв. н. э. — IV в. н. э.). Основанный в VI в. до н. э. милетскими греками в устье полноводного Тираса (Днестра), город, названный Тирой, играет значительную роль в торговле колонистов с населением Нижнего Поднестровья и Подунавья. Этот рабовладельческий полис с олигархической формой правления имеет тесные взаимоотношения с Афинами, Милетом, Фасосом, Лесбосом, Коринфом, Родосом, Истрией Ольвией и др.
В середине I в. до н. э. Тира подчиняется Буребисте — «первейшему и самому великому среди царей Фракии и обладателю всех земель по обе стороны Дуная», а в результате западной экспансии Римской империи она включена в середине I в. н. э. в состав провинции Мезия. Мирная жизнь процветающего города резко прерывается во второй половине III в. н. э. после его разгрома готами, а во второй половине IV в. н. э. оставшаяся часть населенного пункта погибает при пожаре, возможно, во время нападения гуннов.
К сожалению, история ранне-средневекового поселения до сих пор остается неясной. Некоторые предполагают, что на развалинах древней Тиры славянские племена антов основывают свое жилое образование. Другие считают, что на тех же руинах строят свою «даву» гето-даки. Кто-то убежден, что в VII в. поселение, покоренное Аспарухом, входит в границы Первого Болгарского царства. Можно прочесть о славянских племенах тиверцев и уличей, основывающих здесь во второй половине 1-го тысячелетия город Белгород, имеющий особое значение в обороне Киевской Руси. По мнению ряда историков, в X в. через Белгород пролегал путь воинов Олега, Игоря и Святослава. Также встречаются утверждения, что после распада Киевской Руси Белгород (Фехервар) принадлежит какое-то время Венгерскому королевству, а затем входит в состав Галицко — Волынского княжества, где остается до татаро-монгольского нашествия.
Но необходимо отметить, что в настоящее время нет точных научных данных, проливающих свет на историю города в VII — начале XIII вв. Противоречивость источников, ономастические головоломки и разногласия исследователей в связи с датированием археологических находок — все это затрудняет изучение особенностей генезиса и эволюции средневекового поселения. Можно усомниться и в попытках идентификации Белгородской цитадели с заброшенной крепостью Аспрон, упомянутой в середине X в. Константином Багрянородным. Даже если допустить, что Аспрон — это Белгород на Днестре, «заброшенной» крепостью в X в. может быть, скорее всего, античное укрепление Тиры. Также нельзя точно сказать, относятся ли «Армукастру» и «Аклиба», обозначенные на карте 1154 г. арабского географа Идриси, к городу на Днестровском лимане. Очень краткой информацией ограничивается Причерноморская Днестро-Дунайская экспедиция Института Археологии Академии Наук УССР, снаряженная в 1977-1980 г. г. для поиска средневекового славянского слоя в Белгороде. Что же касается самого раннего здешнего золотоордынского археологического материала, то он датируется концом XIII в.
Лишь начиная с XIV в. можно говорить о точном упоминании города под всевозможными названиями: Мо(н)кастро, Монте Кастро, Аспрокастро, Алби Кастри, Белгород, Аккерман и др. И все же некоторые исследователи настаивают на конце XIII в., когда появляются сведения о Мальвокастро и Маурокаструме. Поскольку мы принимаем во внимание гипотезу существования двух разных городов в устье Днестра (Белого Города и Черного Города), то всю информацию о Мальвокастро-Маурокаструме относим к дублеру Белгорода.
Известно, что правители Золотой Орды, достигавшей во второй половине XIII в. — первых десятилетиях XIV в. дельты Дуная, содействуют основанию северно-причерноморских итальянских факторий. После Нимфейского договора 1261 г., заключенного с Никейским монархом Михаилом VIII Палеологом, и, возможно, после частных соглашений с монгольскими ханами генуэзские купцы проникают в черноморский бассейн и в низовья Дуная.
Белгород становится одним из самых крупных портов Генуэзской республики, часто посещаемым и византийцами, в круг торговых отношений которых входят все дунайские и причерноморские фактории. Отметим, что градостроительная специфика золотоордынского Белгорода сродни восточно-византийской.
Другая особенность города — это отсутствие близко расположенных сельских поселений.
Сегодня историки еще не зафиксировали с достаточной точностью начало молдавского периода в Белгороде. При самом строгом подходе к историческим фактам можно утверждать, что первое упоминание его в составе Молдавии содержится в привилее Александра Доброго львовским купцам 1408 г. Но существует целый ряд косвенных доказательств, указывающих на более ранний срок:
1) титул господаря Романа I Мушата (1391-1394 г. г.): «воевода обладая Землею Молдавскою от планины до брегу моря» и «воевода Молдавский и дедич всей земли волошской от полонины аже до брегу моря» (территориальная целостность княжества, включающего морское побережье, невозможна без владения Белгородом);
2) упоминание Белгорода среди болгарских и валашских городов в списке, датированном 1388-1394 г. г., составленном главой русской церкви митрополитом Киприяном: «На усть Днестра над морем Белгород, Черн. Яскыи торг на Пруте реце. Романов торг на Молдове. Немечь в горах. Корочюнов камен. Сочява, Серет, Байя. Чечунь. Коломыя. Городок на Черемоше. На Днестре Хотень. А се болгарскыи и волоскыи гради»;
3) перенос последнего отрезка торгового пути Львов-Черное Море с левой стороны Днестра на его правую сторону примерно в 1380 г., с одновременным изменением названия «татарский путь» на «молдавский путь». Естественно, это событие могло иметь место лишь после вхождения Белгорода в состав Молдавии.
Ранее 1380 г. ситуация остается неясной. Заслуживает внимания оригинальная гипотеза О. Гурки, согласно которой Белгород («clavis Litvaniae» — «ключ Литвы») отвоеван у литовцев. Не исключено, что до конца 1374 — начала 1375 г. г. городом правит представитель литовской династии Юрий Кориатович по распоряжению великого князя Ольгерда, изгнавшего татар из Подолии после битвы на реке Синюхе (Синие Воды) в 1362-1363 г.
Конец правления золотоордынских ханов в Белгороде можно отнести к концу VI-го — началу VII-го десятилетия XIV в.
Другая интересная гипотеза принадлежит П. П. Бырне, предположившему, что город мог войти в состав Молдавии между 1375 г. г. и 1386 г. г., когда правителем Белгорода и всей Параталасии (будущий морской регион Молдавского княжества — прим. авт.) был некий Константин (в одном из документов Каффской массарии, хранящемся в Генуе, перед «Петром воеводой»)появляется «Константин». Это же имя встречается и в других средневековых источниках.
Но самая аргументированная, на наш взгляд, гипотеза принадлежит Шт. С. Горовею, считающему, что Молдавия могла захватить Белгород в 1377-1378 г. г., скорее всего у литовцев, с которыми имела серьезный военный конфликт в 1377 г.
С момента включения в состав Молдавии город представляет собой привилегированную общину, имеющую право чеканки собственных монет. На них были вычеканены греческое название города и государственный герб в виде головы тура.
Консолидация Молдавского государства путем объединения небольших валашских княжеств и воеводств между Восточными Карпатами и Черным Морем потребовала создания мощной оборонительной системы. Опасность со стороны Золотой Орды и Венгрии обусловила политическое сближение Молдавии с Польшей: присяга, принесенная молдавским господарем Петром I Мушатом в 1387 г. польскому королю Владиславу II Ягеллону, означала обеспечение государственной безопасности и начало серьезного оборонного строительства.
Продуманная сеть укреплений прикрывала главные пути, ведущие в глубь страны: с севера и северо-востока — Сучавская, Немецкая, Хотинская, Хмелевская и Цецинская крепости, а с юго-востока — Белгородская крепость. Не исключено, что последняя могла быть возведена по приказу первых мушатинов в момент организации обороны черноморского побережья.
Несмотря на то, что Любовлинский договор 1412 г. устанавливает польский сюзеренитет над Белгородом, город остается de facto во владении Александра Доброго. Похоже, что после турецкой осады 1420 г. последовали серьезные оборонительные работы в крепости, проделанные под наблюдением губернатора Подолии Гельдигольда при помощи литовского князя Витольта.
В середине XV в. Белгород втянут в междоусобный конфликт сыновей Александра Доброго — Ильяша I и Стефана II. На какое-то время он становится господарской резиденцией и столицей Нижней Молдавии. Греческий хронист Лаоник Халкокондилас называет эту страну «Черной Богданией», имеющей стольный град в «так называемом Леукополикни (Белом Городе — прим. авт.)».
Новые работы по перестройке крепости разворачиваются в 1440 г. при Стефане II. Затем она укрепляется в 1454 г. при Александре II (Алексэндреле): военачальник Станчул оснащает существующие стены мощными приспособлениями для пушек.
Период правления Стефана Великого (1457-1504 г. г.) остается непревзойденным по размаху крепостного строительства в Молдавии. Оборонительные сооружения княжества, отвечающие всем требованиям военно-инженерного искусства, могут соперничать с лучшими образцами европейского крепостного зодчества. Главные опорные пункты оборонительной системы — каменные крепости, рассредоточены на территории всего государства по линии Днестра и вблизи него (Хотин, Орхей, Белгород), возле Прута (Цецин), внутри страны со стороны Трансильвании (Сучава, Нямц, Роман) и в устье Дуная (Килия — Ликостомо). Сюда следует добавить городские укрепления (Сучава, Яссы, Роман), господарские резиденции (Сучава, Яссы, Бакэу, Васлуй, Пятра-Нямц, Ботошань, Хырлэу, Котнарь, Бырлад, Хушь, Дорохой, Димэкень), укрепленные монастыри (Пробота, Путна, Кэприяна, Молдовица, Нямц, Тазлэу, Бистрица, Пэтрэуць, Войтин, Сынтилие-Сучава, Воронец, Трестиана, Добровэц), деревянно-земляные оборонные сооружения (Орхей, Тигина, Сорока, Бырлад, Крэчуна), боярские резиденции (дворы гетмана Арборе в Шипоте и Арборе, двор логофета Тэуту из Бэлинешт) и др. Армия Стефана Великого, хорошо организованная, смогла обеспечить независимость государства, держа в напряжении войска Венгрии, Польши и даже Оттоманской Порты.
Белгородская крепость — оплот всей юго-восточной части страны, находится под постоянным контролем молдавских господарей. «В 1457 г. ее обороняет Влайку, дядя Стефана, затем в том же году — Станчул, бывший враг его отца, но, возможно, особо ценный военачальник, оставшийся единственным до 1466 г., когда ему на помощь приходит Збиеря, а затем Балко. Между 1471 г. и 1474 г. там упоминаются Лука и Балко, в 1475-1476 г. г. Хырман и Лука, а последними перед захватом — Герман, Дума и Оанэ. Как и в Ардяле, двойное руководство в крепости означало признание ее значимости».
Известно, что во главе молдавских твердынь стояли пыркэлабы — представители господаря. Они овечали за содержание и ремонт крепостей, за обеспечение городской безопасности, за организацию сопротивления врагам и др. Во внешнеполитических документах белгородские пыркэлабы именованы кастелланамии капитанами. Похоже, что проблема содержания крепостей решалась с помощью «работы в крепости» и «посада» (в данном случае это обязательныетрудовые повинности горожан для нужд обороны).
После турецкого нападения 1475 г. пыркэлабами Лукой и Херманом (Хырманом) были достроены «большие ворота», а через три года, при пыркэлабах Думе и Хермане, появилась новая стена. Теперь Белгород представляет собой важный княжеский форпост, охраняемый постоянным гарнизоном, административный центр цинута (области — прим. авт.) и крупный морской порт, расположенный на межконтинентальной торговой артерии, связывающей через Черное Море Краков и Львов с Каффой и Константинополем.
Молдавский отрезок этого поселения заканчивается 5 августа 1484 г. Османы давно планировали большую войну с Молдавией, желая захватить в первую очередь Белгород и Килию. Султан Мехмед II называет эти два приграничных порта «ключом от ворот всей Польши, России, Татарии и всего Черного Моря». Финальной атаке предшествовала тщательная подготовка сухопутных сил (300 000 турок и 70 000 татар, по некоторым источникам) и морского флота (100 боевых кораблей). Целую неделю нападающие засыпали глубокий крепостной ров и копали траншеи для артиллерийских орудий. Затем крепость была обстреляна со всех сторон. После двух дней отчаянного сопротивления молдавский гарнизон был вынужден капитулировать. Невероятно трудно объяснить падение этого мощного, хорошо укрепленного сооружения за столь короткий срок. В венецианских анналах Малипиеро указывается, что делегатами к османам были посланы «пятеро лучших людей города», а в турецких источниках говорится о предательстве местных бояр. Турецкий путешественник Эвлия Челеби пишет, что «из крепости вышли 12 попов и в драгоценном ларце передали 10 ключей от крепости». Молдавский хронист Григоре Уреке приходит к выводу о невозможности вступления в бой молдавской армии, находившейся в тот момент на Дунае, у Облучицы: «Стефан Воевода не посмел выйти на открытую местность, лишь теснина вынуждена его быть безрассудным». Победа Баязида II отрицательно сказалась на местном населении: из 20 000 жителей Белгорода осталось лишь «200 семей рыбаков», 200 мальчиков были зачислены в янычары, 200 девушек попали в константинопольские гаремы, многих увели в рабство. Молдо-германская хроника в связи с этим же событием сообщает, что «турки взяли Белгород и увели с собой лучшее население в Константинополь».
И все же зимой 1484-1485 г. г. молдавский господарь предпринимает попытку отбить крепость, думая застигнуть неприятеля врасплох. Но, несмотря на все его усилия, Белгород и Килия остаются собственностью Оттоманской Порты.
Потеря этих двух городов значительно ослабила Молдавское княжество. Сильно пострадала экономика страны: транзитная торговля по «молдавскому пути» была полностью парализована. Ухудшилась и общая обороноспособность: теперь всего за несколько дней враг мог добраться до столицы.
В 1510 г. во время правления господаря Богдана III в Белгороде поднимает восстание младший сын Баязида II Селим, который захватывает крепость и владеет ею и в следующем году. В октябре 1538 г. Белгород и Килия, а также Буджак, Тигина (Бендеры) и Джанкерман (Очаков) входят в состав новой оттоманской провинции — Аккерманского санджака.
В течение XVI-XVII вв. город и его окрестности являются свидетелями многочисленных военных походов: это запорожские и донские казаки (в 1517, 1541, 1547 г. г. во главе с И. Покотило; в 1575 г. во главе с Язловецким; в 1576, 1577, 1578,1586, 1589 г. г. во главе с атаманом Кулагой; в 1595 г. во главе с гетманом Г. Лободой, а затем с С. Наливайко; в 1601, 1602,1609, 1621, 1632 г. г. во главе с И. Сулимом; в 1659, 1664, 1671,1673 г. г. во главе с атаманом И. Сирко; в 1684, 1686, 1691, 1693 г. г. под предводительством полковника С. Палия; в 1694 г. во главе с полковником Я. Лизогубом), это молдаване и поляки (Арон Воевода в 1594 г. и сторонник господаря Александра Могилы — Корецкий в 1615-1616 г. г.). Белгород не обделяют вниманием и крымские татары: хан Ислам Гирей похоронен в Аккерманской «большой мечети», другие ханы приезжают сюда в первой половине XVII в.. В то же время в XVII в. белгородцы втянуты в драматические события, связанные с политическими волнениями Крымского ханства и войнами Оттоманской империи с христианскими странами.
Во время антитурецких военных компаний Белгород несколько раз попадает к русским: в 1770 г. его завоевывает после 10-дневной осады бригадир И. А. Игельстрем по поручению генерал-фельдмаршала графа П. А. Румянцева, а в 1789 г. он захвачен без боя у Тайфур-паши донскими казаками под предводительством М. И. Платова совместно с бугскими казаками, посланными князем Г. А. Потемкиным-Таврическим. В обоях случаях город был возвращен Порте: первый раз — согласно Кучук-Кайнарджийскому договору 1774 г., а второй — по Ясскому договору 1792 г. В компании 1789 г. участвовал и генерал-майор М. И. Кутузов, который «командовал передовой конницей и частью донских казаков и находился сентября 13-го при истреблении неприятельского корпуса при Каушанах и потом при взятии крепости Аккерман и Бендер». В апреле 1790 г. М. И. Кутузову было приказано оставить Бугский егерский корпус и отправиться в Аккерман, «принять там команду» и организовать разведку за перемещением турецких войск и судов.
В 1806 г. в Белгород вошел корпус под командованием герцога А. Э. Ришелье. По одним источникам, на переговоры к туркам был послан майор Ловейко, а по другим — инженер генерал-майор Е. Х. Ферштер с казачьим атаманом князем Кантакузино. По Бухарестскому трактату 1812 г., все земли, лежащие между Днестром и Прутом, отходят Российской империи.

Пост от damla

опубликовано ноября 18, 2012.
Просмотров. 490 views Times so far.

Поиск по сайту

Навигация



http://matureamateur.us/