Сестра Тира

«Бессарабские легенды» Автор Мисюк В.С. (1936-2001 г.г.)

Была когда-то, в очень древние времена, страна такая Финикия. Города ее стояли на берегу Срединного или Средиземного моря, и жили в них купцы и пираты. Плавали они на своих маленьких кораблях в далекие страны, торговали и грабили и, кто оставался живым, возвращались домой с богатой добычей и рабами. Из всех городов финикийских пышностью и размерами выделялся город Тир. Это был главный город Финикии и правил в нем могучий царь Ахирам.
Однажды, когда финикийские корабли возвратились из далекого плавания, привели к царю необычного раба. Был он высок ростом, — на голову выше всех, широк в плечах, бел лицом и телом, рыжеволос и голубоглаз. Несмотря на то, что руки его были связаны за спиною, его стерегли восемь вооруженных стражников.
— Кто это? — изумленно спросил Ахирам, поглаживая бороду, что было у него признаком сильного волнения. — Он похож на одного из тех богов, о которых повествуют наши старые сказания.
— Этот чловек из далекой северной страны, называемой Киммерия, о повелитель, — низко поклонившись и получив позволение говорить, промолвил начальник стражи. — Этот киммериец уложил полсотни наших воинов, прежде чем его взяли. Из-за этого пришлось бросить на произвол судьбы один из наших кораблей. Но зато он был схвачен и привезен тебе в дар, владыка!
Пока начальник стражи говорил, царь пристально смотрел на пленника. В ответ тот тряхнул спутанной, давно не чесанной, огненной шевелюрой и смело глянул в лицо властелина. Глаза их встретились, и Ахирам поразился: во взгляде жужеземца он не увидел ни злобы, ни страха, как у других пленников, а только любопытство и усталость.
— Развяжите ему руки, — неожиданно для себя самого приказал Ахирам.
Гиганту развязали руки. Он опустил их, потом сложил на груди и благодарно усмехнулся царю. Ахирам понял:это было единственно правильное решение. Он велел поместить киммерийца в отдельное помещение и приставить к нему двух слуг. С пленника сняли мерку и пошили ему новые красивые одежды взамен его охмотьев. К нему были приставлены лучшие учителя, и настало время, когда киммериец стал свободно изъясняться на финикийском наречии.
После этого его по приказу Ахирама снова привели во дворец. Долго, очень долго говорили с глазу на глаз владыка Тира и чужеземец. И никто не знал, о чем была их беседа. Только вскоре после разговора царь Ахирам повелел снарядить три лучших корабля и загрузить их самыми дорогими тоарами. Среди них были сосуды и украшения из стекла, пурпурная шерстяная ткань, изящные керамические сосуды в виде груши с двумя ручками по бокам, статуэтки из меди и бронзы, кинжалы с орнаментом, изделия из слоновой кости, золотые чаши и блюда, украшенные изысканным орнаментом, изображениями животных и египетских сфинксов.
Но самым драгоценным был папирусный свиток. Придворные писцы трудились над ним много дней и запечатлели личное послание финикийского владыки к царю киммерийскому. Рыжий гигант, которого финикийцы прозвали Огонь за его шевелюру, спрятал свиток на груди и, низко поклонившись Ахираму, взошел на головной корабль. Тут же были подняты паруса, и корабли пустились в далекое и опасное плавание.
Два пролива и два моря миновали путешественники, и, наконец, им открылся простор Киммерийского моря, родного моря Огня, на северных берегах которого жили его родные и друзья. Ветер дул попутный, солнце отражалось в зеленоватых ласковых волнах, все благоприятствовало плаванию. Это море так понравилось финикийцам, что они дали ему имя «Красивое» море или «Чермное» по-киммерийски, как перевел это назание Огонь.
По мере приближения к родным берегам Огонь волновался все более. Вот уже корабли оставили слева устье огромной реки, впадающей в море, а спустя некоторое время вошли по указанию Огня в устье следующей и поплыли вдоль правого берега. Впереди, посреди реки, показался большой остров, на котором виднелись жилища. Они были деревянные, выстроенные из белой березы, густо растущей по обоим берегам реки.
— Вот мой Белый город, — показывая рукой на остров, гордо произнес Огонь. Корабли пристали к берегу напротив острова. Богатые дары поднесли гости киммерийскому царю Родину. А потом финикийцы сказали:
— Мы хотим с твоего позволения, царь, построить здесь на берегу склады для хранения товаров и жилища для купцов, которые будут торговать этими товарами. Мы хотим торговать с вами.
Когда Огонь перевел эти слова, Родин помолчал, любуясь золотой вазой, а потом ответил так:
— Гостям мы всегда рады. Вы пришли без мечей и луков. Селитесь, живите, торгуйте.
Новый город рос на глазах. Но однажды ночью отчаянный крик разбудил его обитателей.
— Змея! — кричал человек. — Меня укусила змея!
Финикияне зажгли факелы и отпрянули в ужасе: со всех сторон по земле, извиваясь, ползли эти твари, и было их так много, что не сосчитать. Вот тогда и назвали они это место Офиусса, что буквально означает » пристанище, обитель змей «. А потом киммерийцы этим именем стали называть их город. Несколько лет финикияне отчаянно сражались со змеями, а потом были вынуждены оставить это место и переселиться дальше по берегу. Они остановились у скалы, вдающейся в воду, напротив острова киммерийцев. Здесь и вырос новый город, который они в память своей далекой родины назвали Тира, то есть «сестра города Тира». С тех пор Тир и Тира постоянно были связаны друг с другом. А четыреста лет спустя, когда по следам финикийцев сюда приплыли древние греки — эллины, они по имени города Тиры и реку назвали — Тирас.

финикийские колонии

Пост от shabolat

опубликовано августа 4, 2011.
Просмотров. 980 views Times so far.

#




Поиск по сайту

Свежие записи

Навигация



http://matureamateur.us/