Грустно быть Великим. Часть 4-я

1474 год. Молдова осталась один на один с разъяренной и могущественной Турцией.
Османская империя уже захватила большую часть Балканского полуострова, превратив свои новоприобретенные европейские владения в свою провинцию (пашалык), названную Румелией. Завоеванное население автоматически превратилось в людей низшего сорта, а зверства, сопровождавшие колонизацию, превосходили любые описания. Остановить османов удалось только в Албании, при помощи соединенных сил самих албанцев, Венгрии и одной из сверхдержав того времени, уже уступившей туркам господство на море, Венецианской республики.
Последняя надежда была на Узун Хасана, который, потерпев поражение в одной из попыток оказать султану сопротивление в Азии, не успокоился и собирался продолжать борьбу. Он обратился за содействием к европейским странам, а Штефан активно ему помогал в этом. Но помочь обещала одна только Венеция, а когда дошло до дела, то обещанная помощь оказалась крайне незначительной.
Еще немного, и перед турками будет новая цель для завоеваний — раздробленная на части Италия. В этот момент остававшаяся в тылу и до сих пор терпеливая Молдова отказывается повиноваться.
В конце 1474 года султан отдает приказ бейлербею (наместнику) Румелии Сулейману-паше Евнуху организовать экспедицию для окончательного решения молдавского вопроса.
Назначенный султаном предводитель турецкого войска Сулейман-паша был прозван Евнухом по своей предыдущей должности, на которой он сделал карьеру и заслужил абсолютное доверие султана. дело в том, что евнух — это не только надзиратель за султанскими женами. Главный евнух — это руководитель государственной безопасности всей империи. Просто в то время гарем считался одной из наибольших ценностей, принадлежащих султану, да и политика была так тесно переплетена с гаремным бытом, что эта часть султанского дворца действительно заслуживала тщательнейшей опеки. Евнухов оскопляли, чтобы они имели возможность свободно проникать в этот закрытый для посторонних мир, но занимались они не только вопросами верности султанских жен и наложниц.
Штефан очень мудро выбрал момент, для того чтобы привести в ярость султана. Была поздняя осень, начиналась зима, а турецкая армия не была приспособлена воевать в таких условиях. Но поведение молдавского господаря по отношению к Османской империи было столь вызывающим, что откладывать карательную экспедицию было невозможно. Сулейман-паша понимал невыгоды своего положения, но рассчитывал на подавляющее численное превосходство.
Численность турецкого войска различные источники оценивают по-разному. Наиболее достоверные сходятся на цифре в 80-100 тысяч воинов. Армия Штефана насчитывала сорок тысяч, еще примерно восемь тысяч прислали на помощь союзники, в первую очередь из Трансильвании. Соотношение было примерно два к одному. К турецким войскам собирался присоединиться Лайота Басараб с 18 тысячами солдат. Однако, в генеральном сражении валашские войска не участвовали, побоявшись или не успев присоединиться к туркам.
Зима была промозглая, с проливными дождями. Штефан не позволял турецкой армии перейти горы, так что единственным путем наступления оказалась долина реки Васлуй, заболоченная и окруженная лесами. Под ногами у людей, коней и верблюдов была тонкая и хрупкая корка льда. Когда она проламывалась — ноги попадали в незастывшую трясину. Турки двигались по направлению к городу Васлуй, на подходах к которому Штефан устроил так называемую «засеку» — ловушку для вражеской армии.
Были выстроены укрепления из земли и деревьев для своих воинов, выкопаны рвы и ямы для вражеских. Захватчиков ждали подпиленные деревья, готовые обрушиться и отрезать дорогу к отступлению. Сбоку ожидала сновная часть армии Штефана под его личным руководством, авангард разместился в укреплениях, резервный отряд готовился к удару с тыла. Турки заполнили Васлуйскую долину и 10 января 1475 года уперлись в молдавские лесные укрепления. Погода благоприятствовала Штефану — спустился густой туман. Турки были остановлены авангардом молдаван, вступили в бой, но как только они почувствовали, что одерживают верх, — с фланга ударила армия во главе с самим Штефаном. Повернуть турецкие отряды быстро не удавалось — сзади напирали вновь подходящие колонны растянувшегося по долине войска. Обрушились подпиленные деревья, сработали приготовленные ловушки. Измученная походом и потерявшая ориентацию армия захватчиков ударилась в панику. Они все-таки повернули и начали отступление, но тут вступил в дело резерв он встретил бегущих османов с тыла. Громадная армия была полностью разбита, все оружие, в том числе мощная артиллерия, осталось на поле боя, остатки бегущих турок Штефан преследовал до самого Дуная.


Это была не просто победа, а победа абсолютная. Турецкие хроники назвали ее «самым крупным бедствием, обрушившимся на турок за всю мусульманскую эпоху». До того самым крупным бедствием турки считали сперва разгром султана Баязида при Анкаре Тимуром в 1402 году, а позже — серию поражений, нанесенных им Яношем Хуньяди, отцом Матиаша, в 1441-1446 годах. Однако удар, нанесенный Османской империи Штефаном, оказался самым чувствительным. Авторитет Штефана возрос необычайно. Венецианская республика откомандировала в Молдову постоянное посольство. Правда, единственной целью послов было ежедневно сообщать венецианским властям о событиях, происходящих в самой горячей точке Европы. Никакой реальной помощи Штефан от Венеции не получил.
А Штефану было о чем беспокоиться. Еще до Васлуйского сражения он направил во все европейские страны огромное количество писем с призывами поддержать Молдову, ведь она защищает от османской угрозы всю Европу. Поддержки он так и не дождался. Теперь он снова попытался вразумить христианских государей ведь было ясно, что султан попытается взять реванш за поражение, и произойдет это достаточно быстро.
На торжественное письмо Штефана, в котором он сообщал о победе, объяснял сложившуюся ситуацию и просил помочь ему отразить дальнейшие нападения, поступили только изъявления похвалы и восторга, но никакой помощи. Откликнулся римский папа, решивший прислать в Молдову католического епископа, да венгерский король Матиаш Хуньяди. Король предложил Штефану стать его вассалом, тогда, мол, и помощь последует. Штефану нечего было терять — отношения с Польшей все равно ухудшались, — и он заключил договор, по сути своей равноправный, но по форме признающий главенство короля. И присутствие совершенно ненужного Молдове епископа, и договор создавали зависимость, хотя бы и формальную, Молдовы от Венгрии. Но на это приходилось идти. Неверно будет сказать, что папа римский и европейские властители ничего не сделали для помощи Молдове. Они собрали значительную сумму денег, но.
Матиаш Хуньяди давно уже завел такой промысел получать деньги на антитурецкую борьбу за всех своих вассалов. Так он поступил с Владом Цепешем, так он поступил и со Штефаном. Все деньги осели в карманах Матиаша, который заботился больше о предстоящей своей свадьбе с какой-то европейской принцессой, а не о реальной поддержке Молдовы. На самом деле он получал деньги за Штефана даже еще тогда, когда тот не был его вассалом, а потом представил заключенный с Молдовой договор в качестве оправдания.
Но не все было так плохо. Матиаш по настоянию Штефана отпустил из заточения Цепеша, который моментально включился в антитурецкую борьбу. Матиаш даже объявил Влада господарем Мунтении, но потом, не желая обострять отношения с турками, которые совершали набеги на владения короля и даже чуть было не перехватили его невесту по дороге к венценосному жениху, провозгласил господарем и Лайоту. Теперь у Мунтении было два формально признанных господаря, а потому Цепешу еще предстояло побороться за место на троне.
Однако главные события, которые повлияли на положение Молдовы, произошли в Крыму.
Летом 1475 года турки захватили Каффу, затем в конце года Мангуп. Мало того, что черноморская торговля почти полностью прервалась, еще хуже было то, что крымские татары из союзников Штефана превращались в противников, т. к. они тут же попали в подчинение султану.
А главным предлогом для претензий султана послужила порядочность Штефана по отношению к пленным татарам. Молодые люди из Каффы, неизвестно точно сколько их было, 120 или 150, сумели захватить корабль, на котором их везли в турецкий плен, и привести его в Четатя Албэ. Штефан дал им убежище в Молдове. На множество турецких ультиматумов с требованием выдать беглецов, Штефан неизменно отвечал категорическим отказом.
Теперь уже турки выбирали наиболее удобный для них момент для нападения на Молдову, а возглавить армию собирался сам султан Мухаммед Второй.

Пост от damla

опубликовано июля 22, 2011.
Просмотров. 620 views Times so far.

#




Поиск по сайту

Свежие записи

Навигация



http://matureamateur.us/